15:10 

Помнить только хорошее

universe Tinka1976
Автор: Tinka1976
Бета: AlyonaSL
Категория: Линия пунктиром (17)
Написано в августе 2014 года.
Размер: драббл, 631 слово
Канон: CSI: Miami
Пейринг/Персонажи: Ник Таусенд/Наталья Боа Виста, Горацио Кейн
Жанр: драма, missing scene
Рейтинг: R
Краткое содержание: Наталья Боа Виста вспоминает тот день, когда муж сломал ей руку
Примечание/Предупреждения: нон-кон, насилие/жестокость. По концовке серии 5-12.

– Знаешь, как мы поступим? – глядя на фотографию обнявшейся пары, сказал Горацио. – Мы будем помнить только хорошее.

Наталья согласно кивнула и прислонилась к его плечу, тоже глядя на фотографию. Как нежно Ник обнимает её там, каким счастьем светятся их улыбки!.. Как хочется помнить только это: чувственный экстаз, крепость надёжных рук, любовь, надежды на будущее.

Вот только… эти же самые руки прижимали её к кровати в тот злополучный день.

Наталья так вымоталась тогда, что мечтала лишь о горячем душе и прохладной постели. И когда Ник полез ей под футболку, сказала "не хочу". Пожалуй, впервые за всё время их супружества она сказала это искренне, имея в виду именно то, что сказала.

– А я хочу, – жарко дохнул в ухо Ник, прижимаясь плотнее и стаскивая её поближе к середине кровати.

– Ник, я правда не хочу…

Вместо привычного возбуждения Наталья ощущала лишь усталость и досаду: неужели так сложно понять, что сейчас она не играет? Ник тем временем перевернул её на живот, навалился сверху, слегка выворачивая ей руку, и вклинил колено между ног Натальи. Его возбуждённый член удобно устроился в её промежности, лаская не оставшиеся равнодушными к прикосновениям половые губы.

– Ник…

Наталья прикусила губу. Может, нежный неторопливый секс и пришёлся бы сейчас кстати, позволив сбросить напряжение, но муж-то, судя по всему, был настроен на привычно-агрессивные постельные игры. А ещё в этом было что-то неприятно тревожное: она же сказала "нет", а он её словно и не услышал.

Ник, не обращая внимания на вялые протесты и отсутствие видимого интереса, просунул руку под живот Натальи, приподнял её бёдра и рывком вогнал член на всю длину, одновременно ещё сильнее выворачивая ей руку и прижимая лицом к кровати. Наталья вскрикнула и попыталась освободиться от захвата. В принципе, она не чуралась жёсткого секса и знала, как боль может усиливать ощущения. Но сейчас с самого начала всё пошло как-то не так и никакого удовольствия не доставляло.

От боли и обиды на глаза навернулись слёзы. Муж сопел сверху. Он трахал её, совершенно не интересуясь тем, что она при этом испытывает, словно Наталья была какой-то неодушевлённой подстилкой с роскошной грудью и такой удобной влажной дыркой.

– Отпусти меня! Я не хочу! – потребовала Наталья, пытаясь освободиться. Ник не уступал, похоже, сопротивление жены лишь распаляло его, он начал сладостно постанывать, продолжая удерживать захват и вколачиваться в бьющееся под ним тело.

Почему-то Наталье казалось, что если он успеет сейчас кончить, это замарает все их отношения, буквально ляжет несмываемым пятном, и тогда уже ничего не исправить.

– Пусти! – она рванулась что было сил, в вывернутой руке что-то хрустнуло, Ник зарычал, пытаясь вставить обратно выскочивший от слишком резкого движения член. Наталья отчаянно закричала и снова рванулась, не обращая внимания на боль. Ей удалось освободиться – и тут же мощная затрещина сбросила её с кровати.

– Ты что творишь, сука?!

Да, начиная с этого вечера ей хотелось бы всё забыть. Все оскорбления, угрозы, презрение, непонимание. И своё замешательство при ответе на вопрос, подверглась ли она сексуальному насилию. И последующие месяцы тягостных разбирательств.

Наталье даже пришлось какое-то время скрываться у одной женщины из местного общества защиты жертв домашнего насилия. И гораздо дольше – бороться с назойливым внутренним голосом, коварно нашёптывающим, что всё это просто недоразумение, несчастный случай, что она разводит панику на пустом месте, что всё ещё можно вернуть, если спокойно поговорить с мужем и разобраться…

Тогда ей никак нельзя было помнить только хорошее. Было бы практически невозможно поверить, что она поступает правильно, что сломанной рукой дело бы не закончилось, и дальше всё было бы только хуже.

Да и вообще – если бы не с чем было сравнивать, казалось бы это хорошее таким хорошим, как сейчас? И что будет с её опытом, пусть горьким, но ценным, если она забудет, как его получила?

– Горацио… А разве можно… А ты сам помнишь только хорошее?

– Нет, – очень спокойно и без малейшего удивления ответил Горацио. Ласково и грустно улыбнулся, поцеловал всё ещё прижимающуюся к его плечу Наталью в макушку, встал и вышел из раздевалки.

@темы: Горацио Кейн, CSI: Miami, цикл "Линия пунктиром", драма, Наталья Боа Виста

URL
   

Моя вселенная по CSI:Miami

главная