universe Tinka1976
Глава 5.

- Ну наконец-то! – с явным облегчением выдохнул в трубке мальчишеский голос, уже переставший ломаться, но и явно не принадлежащий взрослому мужчине. И тут же, изменив тональность, продолжил: - Слушай, Маркус, ну ты чем думаешь, а? Я волнуюсь, между прочим! Ты-то теперь в шоколаде, - в голосе парня проступила обида, - но мог бы и найти минуту на звонок…
Кристина дождалась паузы и негромко сказала:
- Это не Маркус.
- Ну так дайте ему трубку, я хочу поговорить с Маркусом, - нахально потребовали в ответ.
- А я хочу поговорить со своим сыном, - ровным тоном возразила она.
- Вот еще! – возмутился собеседник.
- Тогда нам не о чем говорить, - сказала Кристина и нажала на кнопку отбоя.
Маркус сжался в комок на диване, неотрывно следя за ее побледневшим лицом. Кристина не обращала на мальчика никакого внимания, лишь бросила быстрый взгляд за стекло и досадливо поморщилась, не обнаружив там мужа. Как же невовремя он ушел!
Как она и ожидала, телефон в ее руках зазвонил снова. Она некоторое время выжидала, запоминая цифры. Прыгающая по экрану веселая мультипликационная рожица с подписью «Джуни» немного ослабила напряжение, невольно Кристина даже задумалась, не купить ли такой же телефончик Джошуа – яркие цветные корпуса делали их похожими на игрушки, а специальные детские тарифы позволяли звонить только ограниченному кругу лиц, допустим, родителям и няне. Еще год назад ей расхваливала такой телефончик коллега на работе, у которой дочка пошла в школу, но Кристину смущало то, что Джошуа вроде бы такую игрушку не просил и особо в ней не нуждался.
Наконец, после восьмого или девятого гудка, Кристина нажала кнопку приема и сказала:
- Слушаю тебя, Джуни.
- Я хочу поговорить с Маркусом, - упрямо заявил парень.
- Сначала я поговорю со своим сыном, потом, если меня устроит результат, ты поговоришь с братом.
- Эй, - возмутился Джуни, - ты тут не командуешь!
- Ошибаешься. Ты даже не представляешь, как ошибаешься, Джуни, - голос Кристины был вкрадчивым, а тон весьма жестким. – Ты был бы хозяином положения, похитив Джошуа и потребовав за него денег. Но ты оставил своего брата, и теперь у нас с тобой паритет: у тебя - мой сын, у меня – твой брат. В наших интересах обменяться.
- Ты не можешь сделать из Маркуса заложника, - презрительно ответил Джуни. – Его отец – лейтенант полиции, он не позволит тебе.
- Джуни, ты давно приехал из Рио?
- Какое тебе дело?
- А я объясню, - по-прежнему тихо, с явной угрозой продолжила Кристина. – Ты видел, что твоя мать – ничто, ты вырос в убеждении, что женщина – существо второго сорта и не смеет возражать мужчине. Так вот, теперь ты в Штатах, дружок. И здесь все немного иначе. Ты зря не принял меня в расчет.
- Лейтенант Кейн не позволит причинить вред своему сыну, - уверенности в голосе Джуни поубавилось.
- Именно, - улыбнулась Кристина. – Он не позволит тебе причинить вред Джошуа. А Маркус ему не сын, а племянник. Ты поторопился с выводами, Джуни. Твой брат Маркус – сын Рэймонда Кейна, а не Горацио Кейна.
- Это ничего не меняет, - после паузы угрюмо сказал Джуни.
- Ну как тебе сказать, - насмешливо протянула Кристина. – Думаю, если в тюрьму отправится не сын, а племянник, Горацио будет меньше переживать.
- Т-тюрьму? Нет! – испугался Джуни. – Вы не посмеете…
- Уверен? – сладко осведомилась Кристина, отвернувшись от Маркуса, сжимая свободную руку в кулак и зажмуривая глаза.
Она ничего не знала о Джуни. Ей с огромным трудом удавалось сохранять достаточно спокойствия, чтобы продолжать эту игру. Если бы ее противником был взрослый, Кристина, как ни странно, чувствовала бы себя увереннее. Логика этого мальчика была ей непонятна. Она говорила наобум и пока ей везло. Но везение могло закончиться в любой момент.
- Ладно, - сдался Джуни, и Кристина чуть не осела на пол – колени подогнулись.
В трубке раздавался какой-то шум, видимо, Джуни куда-то шел. Что-то стукнуло, затем Кристина услышала в трубке чье-то дыхание.
- Алло, - раздался неуверенный голос.
- Это я, солнышко, - Кристина сделала несколько шагов, опустилась на диван и прикрыла глаза. – Как ты там?
- Мне тут не нравится, - посопев, признался Джошуа. Кристина представила, как сын морщит нос, хмурит брови, и торопливо стерла со щек показавшиеся обжигающе горячими слезы, стараясь не всхлипывать. – Тут темно. Душно. Я пить хочу. Постарайся забрать меня поскорее, ладно? Скажи Маркусу – я поделюсь с ним игрушками…
- Хватит, - Джуни снова почувствовал себя на коне. – Теперь дай трубку Маркусу.
- Мы еще с тобой не закончили, - резко сказала Кристина. – Мне не понравилось, как ты обращаешься с моим ребенком. Так что выбирай: ты его немедленно возвращаешь или твой брат проведет ночь в таких же условиях.
- Джуни… - жалобно попытался подать голос Маркус, но Кристина взглянула на него так, что мальчик мгновенно умолк.
Кристину колотила нервная дрожь – молчание в трубке почему-то казалось ей обнадеживающим, казалось, Джуни вот-вот согласится вернуть Джошуа домой, но тут ей послышался какой-то звук, вроде хлопка двери, и голос, неразборчиво проговоривший что-то, по интонации похожее на «я дома». Короткие гудки, как ей показалось, ударили прямо по обнаженным нервам, заставив вскрикнуть и торопливо вызвать номер Джуни снова.
«Аппарат выключен или находится вне зоны действия сети», - вежливо сообщил механический голос.
Кристина, раскачиваясь, закрыла лицо руками. Бесполезный телефон лежал рядом.
- Я хочу домой, - сквозь слезы выдавил Маркус.

***

- Дэйв… - умоляющим тоном сказал Горацио.
- Сэр, я делаю все, что могу, - отозвался долговязый техник, не отрывая взгляд от экрана и быстрыми движениями тасуя данные. – Если бы мы знали номер…
- Большая часть телефонов в здании – служебные, - внимательно наблюдая за его действиями, подсказал Горацио.
- Знаю, - кивнул Дэйв. Покачал головой. – Все равно остается девять исходящих. Какой отслеживать?
Горацио переступил на месте. Один к девяти. Черт…
- Можно наложить на схему здания?
- М-м-м… Можно, - с запинкой ответил Дейв. – Но это время, сэр.
Он виновато взглянул на босса. Конечно, как и все в лаборатории, Дейв знал, почему лейтенант вдруг приехал в свой выходной день. И, как и все, горел желанием быть полезным в поисках сынишки босса. Но возможности техники, хоть и велики, все же ограничены.
- Выполняй, - двинув бровями, коротко приказал Горацио. Отследить все девять звонков они не успеют в любом случае, да к тому же, не будут знать, какой из адресов – правильный. Если же задуманное удастся и они отследят, куда идет звонок – хотя бы район – можно будет начинать поиски.
Дейв сосредоточенно колдовал над виртуальной клавиатурой, выжимая все возможности из их гордости – мощного поверхностного компьютера. Схема медленно заполнялась пульсирующими огоньками двух цветов. Вот Дейв наклонился вперед, высматривая что-то, нахмурился.
- Сэр, - повернул он к Горацио растерянное лицо, - вы сказали, они в комнате отдыха?
- Да. А что?
- Звонок не исходящий, сэр, он входящий, - пожал плечами Дейв.
- Можно отследить? – нетерпеливо спросил Горацио.
- Делаю… - запуская программу, сквозь зубы процедил Дейв, будто пытаясь силой воли удержать соединение. Одна за другой определялись вышки, высветился район, секунда, другая – и на экране вспыхнул адрес. – 2612, Авалон-драйв… - успел проговорить Дейв, прежде чем заметил боковым зрением, что рядом никого уже нет.

***

Подкрепление Горацио вызвал по рации с полпути, не желая ни нарушать инструкцию, ни поставить под угрозу освобождение сына. Однако хитрость не удалась – патрульная машина появилась в другом конце улицы одновременно с «хаммером». Утешало лишь то, что машина не привлекала к себе внимания: просто подъехала и встала, без скрипа тормозов и завывания сирены. Увидев, кто приехал на этой машине, Горацио с трудом удержался от понимающей улыбки.
- Ну разве я мог оставить тебя одного, - улыбнулся Кайл.
Тут же сдвинул брови и занял позицию возле двери. Кричать «Полиция!» они не стали – ворвались в дом, лишь с треском распахнулась дверь. Быстро, профессионально осмотрели комнаты на первом этаже, беззвучно обмениваясь жестами, двинулись на второй. У Горацио сдавило сердце тягостным предчувствием неудачи. Неужели они ошиблись? Неужели это не тот дом? Неужели преступники заметили их появление и скрылись? Где Джошуа? Что с ним?
- Чисто, - заглянув в последнюю комнату, вынес вердикт напарник Кайла. – В доме никого нет, сэр.
- Пап, а с чего ты решил, что Джоша держат здесь? – убирая пистолет в кобуру, не по-уставному спросил Кайл.
Горацио стоял, пытаясь разобраться в гуле собственных мыслей, затем его взгляд уперся в маленькую кладовку в конце коридора. Склонив голову набок и прищурившись, Горацио сделал несколько шагов в этом направлении, подмечая детали – стоящий в сторонке стул подходящей высоты, как раз чтобы подпереть дверь кладовки, которому совершенно нечего было делать тут в коридоре, скомканное одеяло на полу.
- Пап? – еще раз произнес Кайл, наблюдая за ним.
Горацио внимательно осмотрел дверь кладовки изнутри. Царапин не было, но он никак не мог понять, радует ли это. Джошуа сидел спокойно, не пытался в ужасе или отчаянии царапать дверь, пытаясь выбраться на волю. Но почему он так себя вел? Его запугали? Связали? Чем-то накачали?
Горацио тяжело опустился на колено и вдруг задохнулся. Из-под края смятого одеяла выглядывала знакомая красная кепка. Горацио вытащил ее, ощущая сильнейшее желание сесть на это одеяло, а лучше – лечь ничком и крепко закрыть глаза, чтобы происходящее стало просто кошмарным сном и можно было наконец проснуться и испытать облегчение от того, что на самом деле ничего не случилось. Сейчас же он испытывал лишь усталость и какую-то безнадежность. Словно в насмешку над ним, с внутренней стороны бейсболки прицепился ярко-рыжий волосок.
- Пап, - Кайл чуть ли не силой поднял его на ноги, и Горацио вдруг осознал, что Кайл зовет его уже далеко не в первый раз.
Горацио взглянул в глаза старшему сыну и вдруг подумал, что всегда будет гордиться им, да и любить тоже… Но не так. Как бы ему не хотелось быть справедливым в этом вопросе, сейчас он вдруг отчетливо осознал: случись самое страшное – Джошуа ему не заменит ни Кайл, ни другой ребенок, даже если Кристина согласится его родить. Да, это было нечестно. Но поделать он с собой ничего не мог.
- Думаю, вам лучше вернуться в лабораторию, сэр, - неожиданно официально сказал Кайл. Горацио поднял глаза и кивнул, заметив новые фигуры в форме, мелькающие в дверях. – Мы прочешем район. Пробьем адрес по базе. Мы найдем его, пап, - вполголоса добавил Кайл, сжимая плечо Горацио. – Слышишь? Найдем. Пошли, я тебя отвезу.

***

- Я хочу домой, - всхлипывая, повторил Маркус. – Я не хочу у вас жить…
- Хм, - Кристина попыталась улыбнуться. – Знаешь, есть такая поговорка: в гостях хорошо, а дома лучше. Теперь ты понял?
Маркус покивал, кулаком размазывая слезы. Кристина тяжело вздохнула. Надо бы, конечно, разубедить мальчика в том, что она собирается устроить ему «веселую жизнь». Но сил на это не было никаких. В дело вступил кто-то из взрослых и теперь Джошуа не удастся вернуть так просто. Но зародившаяся было и внезапно рухнувшая надежда оказалась хуже неведения и отчаяния.
- Джуни дурак, - неожиданно обиженно сказал Маркус, когда пауза превысила все мыслимые рамки. – Это он все затеял. Он говорил, что никому хуже не будет. Мол, отец… ну, в смысле, ваш муж – он такой правильный, что ребенка не обидит и никуда меня не отошлет. Зато я буду ходить в нормальную школу, а не с этими дебилами, и комната у меня будет отдельная, и гулять отец с нами будет ходить… И потом, я буду старшим…
Кристина покачала головой, прикрывая рукой невольную улыбку. Глупые мальчишки…
- Давайте я еще раз позвоню, - предложил Маркус.
- Телефон выключен.
- Ну он его включит когда-нибудь, и я позвоню, и Джуни приведет вашего сына, - просительно произнес Маркус. – А я буду слушаться, честно. Или просто отпустите меня?..
- Думаю, - Кристина взглянула на темные окна, - сегодня ты в любом случае переночуешь у нас. Идем, - Кристина протянула руку, и Маркус неожиданно охотно за нее уцепился.
Они прошлись по лаборатории в поисках Горацио, оставили ему сообщение на ресепшне и вышли на улицу.
И тут, едва успев сделать несколько шагов по ступенькам, вдохнуть свежего ночного воздуха и мимоходом глянуть на повисший над Майами лунный серп, Кристина почувствовала, как сердце пропустило удар. Из подъехавшего такси вышли и теперь шли к лаборатории высокая темноволосая женщина и маленький рыжий мальчик, разглядеть которого Кристине не помешало бы никакое расстояние или плохое освещение.
Женщины остановились, а мальчишки удивительно синхронно рванулись, высвобождая руку, и понеслись навстречу друг другу, чудом разминувшись по пути.
- Ма! – выкрикнул Джошуа, бросаясь на шею упавшей на колени Кристине.
- Лу! – выдохнул Маркус, обнимая за талию и крепко прижимаясь к женщине, которая привезла Джошуа.
- Мам, не плачь, - тихонько уговаривал Джошуа, приглаживая ладошкой волосы Кристины. А она не могла остановиться, зацеловывая и тиская ребенка. – Мам, со мной все хорошо. Лусия меня выпустила и попить дала. И Джуни отругала, ты бы только слышала!.. Ну мам, все хорошо, правда…
Кристина наконец справилась с рвущимися наружу рыданиями, поскольку, чтобы дать им волю, пришлось бы выпустить из объятий Джошуа, а это было выше ее сил.
Лусия подошла ближе вместе с явно недовольным таким решением Маркусом.
- Я была на работе, - извиняющимся тоном сказала она. – Но, как только вернулась, мы сразу поехали сюда. Джошуа сказал, что наверняка кто-то из вас здесь. У вас очень умный мальчик. И добрый, - улыбнулась Лусия. Тут же нахмурилась. – Чего не скажешь о моих племянниках. Я даже не знаю, как мне выразить свои сожаления. Поступок Джуни непростителен.
- Ему стоит сдаться, если он не хочет окончательно испортить себе жизнь, - Кристина старалась говорить спокойно. Она поднялась с колен, но Джошуа из рук не выпустила.
Лусия вздохнула и покачала головой.
- Я ему говорила. Но он сбежал. Боюсь, в этом смысле у мальчика слишком плохое наследство. Нам с Маркусом тоже предъявят какие-то обвинения?
- Мне кажется, нет, - пожала плечами Кристина. – Но это лучше уточнить у Горацио.
Лусия обернулась, проследив ее взгляд.
- Папа! – восторженно прошептал Джошуа.
Кристина спустила его с рук, и мальчик кинулся к отцу.
- Ты не сердишься, что я ушел без тебя? – спросил Джошуа, когда Горацио присоединился к общей группе. Теперь уже он не мог найти в себе сил спустить ребенка с рук или перестать тихонько целовать его время от времени.
- А почему ты ушел? – спросила Кристина, чтобы дать мужу время прийти в себя.
- У Джуни был пистолет, - сдвинул бровки Джошуа. – Он сказал, что будет стрелять, сначала в папу, потом в кого попало, если я не пойду с ним. А еще – что так будет справедливо, если Маркус будет жить с нами. А я ему сказал, что он большой, но глупый. Если бы он не устраивал этих дурацких историй с похищением, мы бы Маркусу уже сегодня все купили, пока у папы выходной, а так все будут меня искать, а на Маркуса ни у кого времени не будет.
Взрослые улыбались, слушая его рассуждения.
- Не, я с тетей буду жить, - сказал Маркус, когда Джошуа замолчал.
- Ну ты можешь, наверное, к нам в гости заходить, - Джошуа взглянул на отца и на мать, спрашивая разрешения.
- Давайте мы решим этот вопрос немного позже, когда все успокоятся, - предложила Кристина. – Ведь у нас нет претензий к Маркусу и Лусии, так, лейтенант Кейн?
- К ним – нет, - лизнув губы, кивнул Горацио. – Я так понимаю, главный виновник торжества отсутствует?
- Джуни сбежал, - подтвердила Лусия.
- Ну что ж… - Горацио нахлобучил на голову сына бейсболку, которую так и держал в руках. Затем протянул Лусии визитку. – Думаю, нам будет о чем поговорить. Но, действительно, лучше не сегодня.
Лусия кивнула, взяла визитку, но все по-прежнему стояли, переглядывались и не расходились. Этот безумно длинный день закончился, и закончился хорошо, но было очень сложно в это поверить.

@темы: Кристина, Кайл Хармон, Джошуа, Дейв Бентон, Горацио Кейн, "Большой брат"