universe Tinka1976
Глава 7.

Звонок в дверь почему-то заставил трепыхнуться сердце. Да, Рэй был с приятелями в летнем спортивном лагере, и больше она никого не ждала, и все же… Что-то тревожное, необычное почудилось Элине в этом коротком звонке.
- Есть новости? – спросила она вместо приветствия у стоящей за дверью Келли.
- Да, - кивнула та.
Эрик стоял возле «хаммера», якобы небрежно поглядывая по сторонам. В поведении криминалистов было что-то напряженно-заговорщицкое.
- Ну так говори, - поторопила Элина.
- Лучше сама взгляни, - качнула головой Келли.
Эрик еще раз быстро оглянулся по сторонам, прежде чем открыть заднюю дверцу «хаммера».
- Боже…
Почему-то взгляд Элины в первую очередь остановился даже не на лице, а на спутанных рыжих волосах, разметавшихся по сиденью. Она осторожно провела по ним рукой, удостоверяясь, что это не галлюцинация. Волосы Горацио были еще влажными.
- Что случилось? Что с ним?
- Он был на болоте во время урагана, - тон Эрика был виноватым. – Его пытались подставить второй раз, теперь уже побег и убийство полицейского.
- Пытались? – прищурилась Элина.
- Подставили, - признал Эрик.
- Нам нужно время. Немного времени, - тон Келли был таким ласковым, будто она уговаривала строптивого маленького ребенка.
- А нам нужно быть в лаборатории, чтобы…
- Разумеется, - перебила Эрика Элина. – Но неужели вы думаете, что у меня его не будут искать?
- Возможно, и не будут, - пожала плечами Келли. – Это слишком очевидно.
- Что ж, - Элина тряхнула головой. – Может, ты и права.
Она отступила в сторону, пропуская Эрика. Келли тревожно оглянулась, но улица была пуста. Элина на миг застыла, парализованная пугающей пластичностью тела Горацио, наблюдая, как запрокидывается голова, безвольно свисают руки, выгибается грудь, пока Эрик вытаскивал шефа из машины. Келли придержала дверцу, Эрик подхватил Горацио под колени, поднимая на руки, и Элина, словно очнувшись, торопливо открыла дверь в дом и пошла впереди, указывая путь.
- Сюда, - она отвернула одеяло, и Эрик аккуратно опустил Горацио на кровать.
- У него небольшой жар, - Эрик пытался уложить Горацио удобнее, но создать иллюзию, что все в порядке и шеф просто спит, никак не получалось.
Элина почувствовала, как увлажняются глаза. Безвольная расслабленность лица, рук, взъерошенные спутанные волосы, нелепая пестрая рубашка, спортивные штаны, босые ступни – все это вместе производило впечатление небрежно одетой ребенком куклы в человеческий рост. Горацио всегда был тем, к кому можно было придти за помощью и защитой. Теперь в их помощи и защите нуждался он сам.
Элина взглянула на Келли и поймала на ее лице отражение тех же чувств. Келли и Эрик рисковали вдвойне, укрывая беглеца – они были при исполнении, они нарушали огромное количество правил, но у Элины и тени сомнения не возникало, что вопрос для них был лишь один – как лучше спрятать попавшего в беду шефа, пока они не сумеют исправить ситуацию, а прятать или не прятать – вопроса не было.
- Вы уже знаете, что произошло? – спросила Элина.
- Нет, - качнула головой Келли. – Мы нашли его закованным, без сознания, похоже, его волокло ураганом вместе с поломанными деревьями, в которых запутались цепи. Вероятно, он упал в болото, он был весь в грязи…
- Эта гнида-охранник, - сквозь зубы процедил Эрик, сжимая кулаки. – Он сказал, что Горацио освободился…
- У нас есть все улики, мы установим истину, - Келли шагнула вперед и положила руку Эрику на плечо, сжимая его. – Нам нужно в лабораторию.
- Да, - кивнул Эрик. – Да.
- С ним все будет хорошо, - заверила Элина, видя, что Эрик никак не может решиться оставить Горацио. – А чем быстрее вы сможете снять обвинения, тем лучше. Ему может понадобиться врач.
- Мы сразу позвоним, - пообещала Келли. – Если он придет в себя…
- Как только он придет в себя и сможет говорить, я позвоню, - пообещала Элина.
Закрыв за криминалистами дверь и вернувшись в комнату, Элина остановилась, ощущая, как снова наваливается парализующая растерянность. Сколько еще Горацио пролежит без сознания? Что делать, если ему станет хуже? Его неподвижность напомнила Элине прошлую осень, ранение, паралич… Кристину Грэй. Элина слегка завидовала той непосредственности, с которой маленькая докторша обращалась с бессознательными пациентами. Ее не пугала неподвижность, молчание, она общалась так, будто лежащий без сознания человек разговаривает с ней неслышимым для других образом.
Что касалось Горацио… Элине порой казалось, что между ними натянута невидимая, но вполне осязаемая лента с надписью «не пересекать». И даже сейчас, когда эту дистанцию следовало преодолеть, это было не так-то легко сделать. «Ты нужна ему», - попыталась подстегнуть себя Элина. Это сработало, ступор прошел. Элина заправила босые ноги Горацио под одеяло, укрыла его, сложив руки поверх одеяла на животе. Поправила под головой подушку, провела рукой по волосам и покачала головой. Эрик отмыл их от грязи, но либо не подумал о том, чтобы расчесать, либо на это не хватило времени.
Осторожно расчесывая спутанные пряди, Элина вдруг с горечью подумала, что в идее Келли привезти Горацио сюда было даже больше здравого смысла, чем показалось вначале. Если бы Горацио был в сознании, сюда он пришел бы в последнюю очередь, не стал бы он ее подставлять, прося убежища. Да и сейчас еще неизвестно, останется ли он, когда придет в себя. Последний месяц Горацио избегал встреч, и теперь Элина понимала, в чем была причина. Другая женщина. У него была другая женщина. Но закончилось все трагически, и теперь судьба распорядилась так, что он здесь, беглец, обвиняемый в двух убийствах, измученный и больной…
Мысли начинали путаться, чувства были столь сумбурными, что Элина тряхнула головой, пытаясь прогнать их. Пригладила волосы Горацио и нахмурилась, коснувшись лба. Жар явно усилился. Градусник подтвердил самые худшие предположения, показав сорок один и три десятых градуса. Болото не желало отпускать жертву. Элина принесла глубокую тарелку, наполненную водой со льдом, осторожно протерла лицо, шею, грудь Горацио, положила на лоб влажный компресс. Лекарства в доме были, но нужно было дождаться, пока Горацио очнется, чтобы дать ему их. Элина сжала губы, подавляя новый приступ паники при мысли, что он может и не очнуться. Если в течение ближайших часов этого не случится, придется рискнуть и вызвать врача. Элина даже знала, кому она позвонит, но привлекать Кристину раньше времени ей не хотелось. Не столько даже из-за опасения, что Кристина выдаст беглеца, сколько из-за того, что это было бы признанием собственного поражения.

***

Чуть больше двух часов спустя Горацио очнулся. Но ситуацию это не улучшило. По его телу прошла судорога, Горацио со стоном выгнулся, запрокидывая голову, затем обмяк, прижимаясь щекой к подушке. Пальцы комкали одеяло, дыхание было глубоким, частым и хриплым.
- Привет, - ласково сказала Элина, когда Горацио повернул голову.
Но он ничего не ответил, и Элина поняла, что полуоткрытые глаза ничего не видят перед собой. По телу Горацио вновь прошла дрожь, он перекатил голову по подушке, отворачиваясь, затем обратно.
- Я этого не делал. Я не виноват… - чуть слышно проговорил он.
Глаза снова закрылись, но теперь Горацио не лежал спокойно, вздрагивал, то начинал метаться, то замирал, вцепившись в одеяло и с трудом втягивая воздух.
Элина протирала его холодным компрессом, но влага испарялась слишком быстро на горячей коже, принося лишь минутное облегчение. О том, чтобы проглотить таблетку, не было и речи. Элина растворила пару таблеток в воде, но лекарство было горьким, и, сделав глоток, Горацио начинал отталкивать чашку.
В попытках как-то облегчить его состояние прошла вся ночь. Горацио бредил, повторяя одно и то же, температуру удалось сбить лишь до сорока и восьми десятых градуса. К утру он стал немного спокойнее, но Элину это не радовало, она видела, что состояние Горацио не улучшилось, он просто обессилел. Несколько раз Элина бралась за телефон, то с мыслью вызвать-таки Кристину, то с мыслью поторопить Келли с Эриком, но так и не сделала ни того, ни другого. То, что докторша не выдаст беглеца, было лишь предположением, основанным на бессознательной убежденности в том, что ее отношение к Горацио куда теплее, чем она демонстрирует, но, как бы Элине не была противна эта мысль, просить помощи Кристины ей мешала банальная ревность. Эрика и Келли торопить нужды не было, а если они будут знать, что Горацио хуже, чем они надеялись, это не ускорит их работу, лишь добавит переживаний.
Как она могла настолько забыть об осторожности, чтобы открыть дверь, не проверив, кто за ней? Вероятно, усталость после бессонной ночи и тревога за Горацио сыграли свою роль, Элина могла думать только о том, когда же Эрик и Келли скажут, что угроза миновала, и открыла дверь, ожидая увидеть кого-то из них. Когда она обнаружила за дверью Стетлера и Триппа, первым желанием было захлопнуть ее у них перед носом. Вместо этого Элина упрямо наклонила голову, сложив руки на груди и сузив глаза.
- Чем обязана? – ледяным тоном осведомилась она.
- А ты не догадываешься? – Рик испытующе смотрел на нее.
Элина смерила его презрительным взглядом. Сейчас ей сложно было поверить, что когда-то это ничтожество казалось ей вполне привлекательным мужчиной.
- Горацио сбежал вчера утром, - прервал молчание Трипп.
- Какое это имеет отношение ко мне? – вздернула брови Элина.
- Ну, ты его единственная родственница, - отводя глаза в сторону, протянул Стетлер.
- Его единственный родственник – мой сын, он в летнем лагере, можешь поискать там, - отрезала Элина, берясь за ручку двери.
- У нас есть ордер, - остановил ее Трипп. Вручив Элине сложенную бумагу, Фрэнк прошел в дом.
- Только посмей! – сказала Элина двинувшемуся следом Стетлеру, и тот торопливо отступил. С ордером или без – он в ее дом не войдет.
- Укрывать убийцу – это преступление, - лживо-укоризненно сказал Стетлер.
- Убийцу, - выделяя это слово тоном, - никто и не укрывает, - исподлобья глянула на него Элина.
- Это признание? – быстро спросил Рик.
- Никого нет, - протиснулся мимо них Трипп, и Элина низко опустила голову, пытаясь скрыть изумление. – Приносим свои извинения за беспокойство, - и Фрэнк, не оборачиваясь, пошагал к машине.
- Эммм, ну… - Рик тоже был в замешательстве. – Но, если он позвонит или…
- Иди ты к черту, Рик, - оборвала его Элина, хлопая дверью.
Она метнулась в комнату – Горацио сумел спрятаться, но это не значит, что у него хватит сил на то, чтобы выбраться из укрытия – и в недоумении замерла на пороге. Горацио лежал в кровати, глаза были плотно закрыты, губы что-то шептали, рука беспокойно дергалась, комкая одеяло. Элина протерла его лицо, грудь, снова отжала и положила на лоб компресс.
- Я не виноват. Я этого не делал, - снова повторил Горацио.
- Я знаю. Знаю. Все будет хорошо, - Элина сглотнула подступивший к горлу комок.
Горацио приоткрыл глаза, явно пытаясь рассмотреть склонившееся над ним лицо. Затем горячечное забытье снова закружило его.
Элина осторожно осмотрела улицу из-за занавески. Так и есть – неприметная машина с парой неприметных парней стояла неподалеку. Фрэнк не мог не видеть Горацио, но лишь установил наблюдение за домом.
- У тебя замечательные друзья, - сказала Элина, вернувшись в комнату и сжимая руку Горацио. – Ты только держись. Все будет хорошо.

***

Новый звонок в дверь раздался под вечер. Но и на сей раз надежды Элины на то, что это известия от Эрика и Келли, не оправдались. За дверью снова стоял Трипп. У Элины болезненно сжалось сердце – неужели время вышло?
- Как он? – спросил Фрэнк, не здороваясь.
- Так же, - сдвинула брови Элина. – Он все еще в розыске?
- Да, - недовольно буркнул Фрэнк. – С судьей что-то нечисто, уперся, как баран, скорее всего, ему заплатили, приходится действовать в обход, а на это нужно время.
- Ясно, - кивнула Элина и вопросительно взглянула на Триппа. Если в этом плане новостей нет, зачем он пришел?
- Я подумал, тебе не помешает помощь, - ответил на невысказанный вопрос Фрэнк, делая шаг в сторону.
За его спиной можно было спрятать не одну Кристину Грэй, а четырех минимум.
- Она пришла в участок, узнать, нет ли новостей о лейтенанте. Он был ее пациентом. Ну, вот я и подумал…
Кристина молча, с присущим ей спокойствием смотрела на Элину, не слушая бормотания Фрэнка.
- Проходите, - кивнула Элина. – Квалифицированная помощь действительно не помешает.
Кристина чуть улыбнулась уголками губ, глаза остались серьезными.
- Спасибо вам, детектив, - ласково сказала она Триппу. – Дальше мы сами.
Фрэнк кивнул и направился к машине, явно успокоившись.

***

Кристина осторожно коснулась щеки Горацио, садясь на кровать.
- Жар давно? – не оборачиваясь, спросила она. Деловитый тон, сосредоточенный взгляд, уверенные движения. Элина ощутила, что и на нее это действует успокаивающе.
- Точно не знаю, - покачала головой она. – Привезли его вчера во второй половине дня, ураган закончился где-то около часу дня.
- Причем тут ураган? – не поняла Кристина.
- Во время урагана он был на болоте, - пояснила Элина. – Вероятно, провалился, но цепь запуталась в ветках, и его вытащило ветром вместе с ними.
Кристина помолчала, и Элина отметила, как сжалась в кулак ее рука.
- На теле есть раны, куда могла попасть инфекция? – справившись с собой, спросила Кристина.
- Я не знаю, - слегка растерялась Элина. Раздевать и осматривать Горацио ей и в голову не пришло.
Кристина неодобрительно сжала губы, но тут же обернулась, кивая с легкой улыбкой.
- Ничего, сейчас посмотрим.
Элина прищурилась. Непонятно, что ее задело больше – указание на допущенную ошибку или снисходительность. Она – не врач, но ведь дело не в этом, было неприятно, что эта женщина ощущает, как сложно Элине преодолевать дистанцию, установившуюся в отношениях с Горацио давным-давно, а еще неприятнее – что для Кристины Грэй этой дистанции будто и не существовало.
Кристина тем временем протерла кожу на сгибе локтя спиртом, сделала Горацио укол.
- Жаропонижающее, - пояснила свои действия она. – Домашних средств в этом случае недостаточно. Думаю, к утру ему станет значительно лучше.
Из принесенной с собой сумки Кристина извлекла несколько капельниц.
- Чистая постель и полотенце найдется? – спросила она Элину. Та кивнула, открывая шкаф и доставая требуемое. – Я осмотрю и переодену его, - продолжила Кристина. – Нужно приготовить питье, у него явные признаки обезвоживания.
- Он отказывается пить, - качнула головой Элина.
- Думаю, вы пытались давать лекарство, - с улыбкой взглянула на нее Кристина. Элина пожала плечами, мол, разумеется. – Оно горькое. А я имею в виду просто питье. Если есть, то минералка без газа, несколько капель лимона, чуть-чуть сахара. Сделаете?
Когда Элина вышла из комнаты, Кристина дала волю своим чувствам. Она погладила лицо Горацио, заросшие щеки, пригладила волосы, затем откинула одеяло и начала освобождать Горацио от промокшей от пота одежды.
- Бедный мальчик, - чуть слышно приговаривала она, вытирая его. – Тебе опять больно и плохо, - не понять было, чего в ее движениях больше, легкого массажа или просто ласки.
К тому времени, как Элина вернулась, Кристина успела поменять постель и одеть Горацио в больничную рубашку. Кроме того, она подложила под спину Горацио несколько дополнительных подушек.
- Полулежа легче дышать, - пояснила она, хотя Элина ничего и не спрашивала. Но она тоже заметила, что его дыхание стало легче, не таким напряженным и хриплым.
Кристина попробовала кисло-сладкую минералку, одобрительно кивнула и поднесла чашку к губам Горацио, приподнимая его голову. Элина страдальчески поморщилась, когда Горацио перехватил руку Кристины за запястье, отталкивая чашку. Признаки обезвоживания видела и она, глаза Горацио запали, под ними были темные круги, щеки ввалились, губы пересохли, но он продолжал отказываться от питья.
- Послушай меня, - спокойно сказала Кристина. – Тебе нужно попить. Доверься мне. Это не лекарство. Сделай глоток, пожалуйста. Давай, один глоточек.
Элина поймала себя на том, что у нее ослабли ноги от этого ласково-гипнотизирующего тона. Захотелось лечь, расслабиться, позволить делать все, что захочет, человеку, говорящему так. Поэтому она не удивилась, что рука Горацио ослабла, и он послушно сделал глоток.
- Не торопись, потихоньку, - не меняя тона, сказала Кристина, когда Горацио попытался сильнее наклонить чашку. Теперь он пил жадно, по телу пробегала дрожь от усилий приподняться, дотянуться до вожделенной чашки, и лишь твердость Кристины не позволяла ему захлебываться, делая слишком большие глотки.
- Еще… Пить, - прошептал Горацио, когда чашка опустела. – Пить, - настойчиво попросил он. Кристина чего-то ждала. – Пить, - снова попросил Горацио, беспокойно перекатывая голову по подушке.
- Хорошо, - Кристина снова наполнила чашку.
Теперь Горацио пил спокойнее, не пытаясь заставить Кристину наклонить чашку сильнее. На его лбу выступила испарина, Кристина осторожно опустила его голову обратно на подушку и отставила чашку.
- Я не виноват. Я этого не делал, - сказал Горацио склонившейся над ним Кристине, чуть приоткрыв глаза.
- Я знаю. Знаю. Все будет хорошо, - ласково ответила Кристина, и Элина чуть вздрогнула, потом качнула головой и усмехнулась. Надо же.
- Он уснул? – спросила Элина, видя, что глаза Горацио снова закрылись.
- Ну, пока что это правильнее называть забытьем, - Кристина прикрутила к спинке кровати небольшой штатив, повесила капельницы, закрепила иглу на руке Горацио. – Антибиотики, глюкоза, физраствор, - снова без вопроса пояснила она. – Я подежурю, -кивнула она Элине. - Думаю, вам нужно отдохнуть, еще пару дней за ним нужен будет присмотр, а прошлая ночь, как я понимаю, была нелегкой. Надеюсь, к утру он стабилизируется, и дальше будет проще.
Элина взглянула на Горацио. Может, это и правильнее было называть забытьем, но теперь действительно было похоже, что он просто спит. Дыхание выровнялось, лицо расслабилось, да и руки спокойно лежали поверх одеяла, не комкая его. На секунду Элина замешкалась. Это было глупо, но оставлять Горацио с Кристиной ей не хотелось. Впрочем, Элина тут же одернула себя. Кристина замужем, она просто делает свою работу сейчас, и если б не эта дурацкая ревность, Горацио мог бы получить необходимую помощь уже давно.

@темы: Эрик Делко, Элина Салас, Фрэнк Трипп, Рик Стетлер, Кристина, Келли Дюкейн, Горацио Кейн, "Майя"