universe Tinka1976
Глава 4.

Океан медленно погружался во тьму. Еще немного – и над горизонтом вспыхнет первая звезда. Пора было возвращаться домой. Дом. Все изменилось, и понятие «дом» не стало исключением. Обустроенная в соответствии с его вкусами квартира вдруг перестала казаться родной и уютной. Вкусы изменились, он сам изменился, а квартира осталась прежней. Вероятно, когда перемены приходят естественным путем, постепенно, жилье меняется вместе с хозяином, и чувства чужеродности не возникает. А он изменился внезапно, слишком внезапно, и не по своей воле.
Эрик подплыл к берегу, встал на мелководье, вглядываясь в темнеющее небо. Океан чем-то похож на душу человека. Так много зависит от того, с какой стороны смотришь… Снаружи – вода и вода, ничего особенного. А в глубине – огромный и удивительный мир, живущий по своим собственным законам. Вроде бы понятный, но никогда и никому не изучить его до конца, а его непредсказуемость не ведает границ…
Вот как, как могла красавица и умница Келли, чьи прозрачные глаза лишь недавно смотрели в самую душу Эрика, вдруг согласиться на предложение этого самодовольного прохвоста Джейка? И ведь не просто согласиться – Келли даже и не подумала скрывать от кого-то своих чувств, целуясь с ним прямо посреди лаборатории. А в ее виноватом взгляде Эрик прочел сожаление лишь о том, что это видел он – тот, которому это могло причинить боль, но никак не о том, что этот поцелуй вообще случился. Друг.
Впрочем… Сколько лет они с Келли работают вместе? Разве он пытался когда-то перешагнуть эти рамки? Просто… Неужели Келли не понимает, насколько изменилось его отношение к жизни? Да, он никогда не видел Келли в роли подружки на одну ночь, если повезет – на пару недель. А раньше ведь он и не искал более серьезных отношений. Получится – замечательно, нет – тоже ничего страшного, ведь вся жизнь впереди.
Теперь все изменилось, и очень быстро, как-то само собой пришло понимание, что лучше девушки, чем Келли, ему не найти. Вот только… Его прежние подружки, как выяснилось, не предъявляли каких-то серьезных требований к нему – симпатичное лицо, накачанное тело спортсмена, да неутомимость в постели. Больше-то ничего и не требовалось. Видимо, для серьезных отношений этого маловато. Но неужели Джейк лучше него?
Погруженный в свои размышления, Эрик неторопливо шел по набережной. Мужской голос показался ему знакомым. Пара была довольно далеко от него, она приближалась, то попадая в круг света редких фонарей, то скрываясь в тени. Рыжие волосы помогли Эрику узнать шефа в непривычно одетом мужчине. Хотя одет он был вполне обычно: светло-зеленая рубашка, легкие серые брюки, спортивные туфли – видеть Горацио не в костюме было непривычно. А гуляющим вечером по набережной, в обнимку с девушкой, да еще и улыбающимся… Эрик с трудом подавил желание зажмуриться и потрясти головой. Может, ему просто опять нехорошо? Только теперь не в глазах двоится, а галлюцинации? Пара вошла в очередной круг света, и Эрик решил было, что получил подтверждение своему диагнозу. Засбоило сердце, перехватило дыхание, задрожали ноги… Этот силуэт, этот смех, это лицо…
Наконец, они заметили его и тоже остановились. Эрик сделал несколько нетвердых шагов навстречу, отметив, как пропала с лица Горацио улыбка. Кейн внимательно и немного виновато глядел на Эрика, убрав руку, обнимающую девушку за талию, сделал пару шагов вперед, зачем-то загораживая девушку от Эрика.
Делко открыл рот, пытаясь выговорить имя сестры, с каким-то странным выражением переводящей взгляд с него на Горацио.
- Эрик, - полувопросительно сказал Кейн, явно пытаясь переключить внимание Эрика на себя.
Внезапно у Эрика потемнело в глазах от невероятной, немыслимой догадки. Ложь, какая громадная ложь!!! Зачем? Они лгали ему, все. Келли, Горацио… Он им верил!!! Марисоль была жива и здорова, она по-прежнему была с Горацио, а ему они сказали, что она умерла!
Прежде чем его рассудок успел оправиться от шока и привести какие-то доводы против этой безумной догадки, Эрик шагнул вперед, с перекошенным лицом, хватая Горацио за рубашку и швыряя спиной на ограждение набережной. В следующий удар Эрик вложил столько ярости, что наверняка сломал бы Горацио челюсть, достигни он цели. Но Горацио молниеносным движением уклонился, будто тень, оказался за спиной Эрика, обхватив его поперек груди и прижимая локти к туловищу, еще раньше, чем девушка успела ахнуть, ужаснувшись началу драки.
- Эрик, я не хочу причинять тебе боль, но, если ты не успокоишься, мне придется это сделать, - раздельно, четко проговорил Горацио, удерживая захват. Эрик рванулся с такой бешеной силой, что чуть не упали оба. – Эрик, просто послушай меня, - все так же четко и спокойно продолжил Горацио. – Это не Марисоль. Ты слышишь? Это – не Марисоль.
- Что? – прохрипел Эрик, останавливаясь.
Девушка, наблюдавшая за ними, вцепившись в перила, прикусила губу и с неописуемым сожалением во взгляде покачала головой в ответ на его недоверчивый взгляд.
- Меня зовут Майя, - сказала она.
Горацио отпустил руки и отступил на шаг.
- Но как… Как такое возможно?
- Авария. Пластическая операция, - негромко пояснил Горацио за его спиной.
Девушка опасливо обошла Делко, и положила руку на плечо Горацио, заглядывая ему в глаза, будто спрашивая, все ли в порядке. Горацио чуть улыбнулся, кивнул, и девушка прижалась к его плечу с выдохом облегчения.
- Эйч… - Эрик тер лоб, не понимая, как теперь быть, не в силах так с ходу принять все это, не понимая, чему верить, но уже чувствуя, что должен извиниться.
- Все в порядке, Эрик, - кивнул Горацио, не отрывая внимательного взгляда от его лица. – Я понимаю. Это непросто.
- Ты его знаешь? – тихонько спросила девушка.
- Это Эрик Делко, брат Марисоль, - так же тихо пояснил ей Горацио.
- Мне правда жаль, - сказала девушка, обращаясь к Эрику. – Но я – не она.
- Я… - теперь Эрик не мог наглядеться. – Это я должен просить прощения. Я просто… Это безумие какое-то, - мотнул головой он. – Эйч, почему ты не сказал?
- О чем? – брови Горацио сдвинулись домиком, губы сжались.
Эрик тяжело вздохнул, провел рукой по лицу, мотнул головой и снова поднял взгляд на девушку. Конечно, Горацио прав. Это не Марисоль, она не обязана заполнять пустоту, образовавшуюся в жизни Эрика после смерти сестры. Подобная встреча не принесла бы ничего, кроме приступа тоски.
- Прости, - кивнул Эрик. – Я сам не понимаю, что несу…
- Я понимаю, что ты чувствуешь, Эрик…
Эрик снова вздохнул. В глазах девушки все еще плескался испуг, она старалась держаться поближе к Горацио, чуть ли не за его спиной, а ее рука нервно поглаживала плечо Горацио, будто безмолвной просьбой побыстрее уйти отсюда.
- Что ж, - решился Эрик. Сколько они тут ни простоят, девушка не превратится в Марисоль. – Простите за испорченный вечер. И хорошей вам ночи.
- И тебе хорошей ночи, Эрик, - отозвался Горацио.
Девушка промолчала. Эрик развернулся и быстро, не оглядываясь, пошел по набережной.
Горацио, напротив, стоял и глядел ему вслед до тех пор, пока фигура молодого человека не скрылась в темноте.
- Надо же, - задумчиво проговорила Майя. – Никогда бы не подумала, что Майами такой тесный город.
- Лишь гора с горой не сходится, - философски пожал плечами Горацио. Он все еще смотрел в ту сторону, где скрылся Эрик, тоскливо хмурился, думая о чем-то своем.
- Горацио, - Майя взяла его руку в свои. – Тебя так сильно расстроила эта встреча?
- Он справится, - продолжая витать в своих мыслях, невпопад ответил Горацио.
- Знаешь, я ей завидую, - тихо сказала Майя. – Она была счастлива. У нее были вы. Муж, брат. Когда тебя любят, это огромное счастье.
Горацио внимательно взглянул на нее.
- Может, мы еще попробуем исправить этот вечер, - склонив голову к плечу, поинтересовался он. – Так, чтобы ты тоже чувствовала себя счастливой?
Легкая хитрая улыбка, скользнувшая по его губам, блеснула таким же лукавым огоньком в глазах Майи.
- Попробуй, - поддразнила она, приподнимая бровь.
Они продолжили свой путь по набережной. Говорить как-то не хотелось. Майя изредка бросала взгляды на Горацио, чей взгляд то и дело становился отрешенным, а меж бровями норовила собраться тоскливая складочка. Девушка чувствовала, что он никак не может выкинуть из головы встречу с тем парнем. Брат. Он любил только ее, ту, которая умерла. А Горацио… Майя не была уверена. Две недели пролетели как один миг. С той ночи, когда Горацио остался у нее, они пропустили лишь один вечер – Горацио пришлось остаться на вторую смену подряд. Еще ни разу, даже в постели, он не сказал, что любит, хотя порой Майе казалось, что она читает это в его глазах.
- А как все хорошо начиналось, - подавленно сказала Майя, останавливаясь.
Горацио остановился одновременно с ней, что, вероятно, означало, что и он заметил машину, скромно припарковавшуюся недалеко от дома Майи. Взгляд стал острым, он подобрался, напрягся.
- Нет, Горацио, - торопливо сказала Майя. – Я не хочу, чтобы ты дрался из-за меня.
- Думаешь, придется? – уголком рта улыбнулся Горацио. Он чувствовал себя довольно неуютно, несмотря на внешнюю уверенность. По просьбе Майи он оставил значок и пистолет дома. Она заявила, что не пойдет ужинать с лейтенантом, мол, он такой зануда. А вот с рыжим парнем по имени Горацио Кейн – с удовольствием. Сейчас Горацио пожалел, что согласился. Как частное лицо он мог разве только что, действительно, подраться с парнями, преследующими его девушку.
- Горацио, я боюсь, - в голосе Майи слышалась настоящая паника. – Пожалуйста.
- Ну, тогда пошли, - Горацио неожиданно развернулся и потянул Майю за собой.
- Куда? – растерялась она.
- Домой, - хитро прищурился Горацио. – Ты же не собираешься стоять всю ночь на улице.
Майя подозрительно взглянула на него, но Горацио только поднял брови – мол, идешь или нет? Пришлось последовать за ним.
- Так ты живешь совсем рядом! – изумилась Майя, чуть осмотревшись и догадавшись, куда они пришли.
- Точно, - кивнул Горацио, распахивая дверь и делая приглашающий жест.
- Так ты хочешь сказать… - протяжно проговорила Майя, проходя в комнату и проводя рукой по спинке дивана. Обернулась и быстро закончила. – Что здесь нам удастся исправить этот вечер?
- Ну, - задумчиво проговорил Горацио, подходя к ней вплотную. – Вечер уже закончился… так что вряд ли мы с ним что-то поделаем, но… - его руки сомкнулись на талии Майи. – Зачем нам сдался вечер, когда впереди ночь… и я не вижу здесь никого, способного ее испортить.

***

Легкий порыв ветра всколыхнул занавеску, и Майя отметила, как дрогнули ресницы Горацио. Она мысленно улыбнулась – он всегда настороже. Даже сейчас, когда еще не вполне успокоилось дыхание после… Майя ласково провела рукой по его груди, Горацио перехватил ее руку, сплетая пальцы. Наверное, это правильно. При его работе – сколько людей, должно быть, мечтают его достать. Но в одном он может быть уверен – она ему не навредит. Никогда. Она скорее умрет, чем сделает что-то во вред ему.
- Поживешь пока у меня, - неожиданно сказал Горацио.
- Пока? – Майя чуть приподнялась, заглядывая ему в лицо.
- Ты же не думала, что я это так оставлю, - взгляд Горацио был странным. Вопросительным и …слегка подозрительным.
- Горацио… Нет, не стоит, - начала Майя. И запнулась, потому что во взгляде Горацио промелькнуло ясно читаемое «ну вот, я так и думал». – Что это значит? – Майя села, натягивая на себя простыню, будто стеснялась его, будто они и не занимались только что любовью.
Горацио встал, спокойно прошел в ванную, вернулся в халате.
- Майя, ты можешь остаться здесь, - спокойно, ласково сказал он, садясь на кровать в ногах.
Майя прижалась к спинке кровати, прикусила губу, почему-то не решаясь встретиться с ним взглядом.
- Поверь, я совершенно не сержусь, даже если это был спектакль, - продолжил Горацио. – Я просто хочу, чтобы ты сказала честно, стоит ли мне разбираться с этой шпаной или я до полусмерти перепугаю твоих приятелей, пытающихся помочь тебе.
- Ты считаешь меня настолько глупой? – не поднимая глаз, спросила Майя.
- Я просто хочу знать правду, Майя.
- Горацио, они не шпана, - голос Майи дрогнул. В глазах стояли слезы. Она покачала головой, взглянув на Горацио и заметив его снисходительную улыбку. – Как ты не понимаешь, - слезы покатились по щекам Майи. – Даже если они шпана, они опасная шпана! Я боюсь… Ты покажешь им жетон, собираясь расспросить, что они тут делают, а среди них окажется один укуренный, всего один, но этого хватит… Горацио, - Майя порывисто придвинулась к нему, развязала пояс халата, осторожно тронула шрамы на его груди и боку. Он опустил взгляд, затем с новым пониманием взглянул ей в глаза. – Я знаю, что ты не боишься, Горацио, - всхлипнула Майя. – А я боюсь. Я так боюсь…
Горацио молча притянул к себе плачущую девушку. Целовал ее заплаканные глаза, кривящиеся губы, мокрые щеки… Майя прижималась к нему с таким отчаянием, будто его отбирали прямо сейчас, и единственным способом защитить было – не разомкнуть объятий.
За эти две недели Горацио успел понять, что ей нравится. Его опыт в сочетании с чуткостью, с умением «слушать» партнера позволяли ему легко доводить до блаженства не особенно искушенную в любовных играх девушку. Вот и сейчас судорожные всхлипы отчаяния быстро сменились длинными вздохами сладкой дрожи наслаждения, пронизывающей ее тело.
- Я люблю тебя, - тихо-тихо сказала Майя, не открывая глаз.
Рука Горацио на секунду замерла. Затем он еще раз медленно провел по ее бедру и коснулся губами нежной кожи груди, ласково, успокаивающе. Лег, переворачиваясь на спину.
- Не хочу тебя потерять, - почти неразборчиво пробормотала Майя, переворачиваясь вслед за ним и прижимаясь к его плечу.
Горацио обнял девушку, подтянул одеяло, укрываясь и укрывая ее. Вздохнул, глядя в потолок. Значит, это все же был не спектакль, как он уж было решил. Конечно, это глупый спектакль, но мало ли глупостей делают влюбленные женщины? Но, раз нет – завтра он попросит Фрэнка пробить номер машины по базе. Вряд ли Майя догадывается, что он запомнил его еще в тот раз. Разумеется, он не будет соваться сам, не разведав обстановку. Слишком нагло вели себя эти парни для обычных наркодилеров.
Горацио взглянул на Майю. Ее лицо было таким детским во сне. Вот дрогнули в улыбке губы. Его цветочек, его второй шанс. Он был бы идиотом, упустив его. Горацио отдавал всего себя этим отношениям, они грели ему душу, впервые за долгое время он жил столь полноценной жизнью, а не от одной смены до другой, не зная, чем лучше заполнить тоскливо тянущееся время между ними. Нежность и желание защитить пока были основными составляющими его чувства, но Горацио надеялся, что уже довольно скоро сможет искренне ответить Майе словами «я люблю тебя», а не просто делать все, чтобы она могла чувствовать себя любимой.

@темы: Эрик Делко, Горацио Кейн, "Майя"