universe Tinka1976
Глава 8.

- Ну, что ж, - сделала вывод Кристина, пряча стетоскоп обратно в сумку. – Думаю, сегодня вам уже можно разрешить прогуляться по саду.
- Что бы я без тебя делал, девочка? – изображая старческое кряхтение, дон Винченце выбрался из кресла и подошел к перилам.
- Ну, то же, что и прежде, - пожала плечами Кристина. – Наоборот, мне сейчас нечего делать, раз ни Джошуа, ни вы больше не нуждаетесь в моей помощи, - стараясь придать тону беззаботность, добавила она.
- Но ведь ты показала себя такой гостеприимной хозяйкой, - немедленно попался в ловушку дон Винченце. В словах Кристины ему почудился намек на намерение уйти, и он поспешил напомнить ей о заложнике, о связывающем ее теперь с этим домом соучастии в преступлении. А Кристине только того и надо было.
- Видимо, не такой уж гостеприимной, - усмехнулась она, проверяя содержимое своей сумки. – Раз гость так быстро сбежал. Наверное, ему не понравилось, как я готовлю.
- Сбежал, говоришь? – недобро прищурился дон Винченце. – И давно?
- Да уж два дня как, - как можно более непринужденно постаралась ответить Кристина. – Наверное, Крис не стал говорить вам, чтобы не тревожить, все-таки вы перенесли серьезный приступ, - теперь ее тон снова был деловым тоном врача, полностью одобряющего принятое с учетом самочувствия ее пациента решение. – Пойду, проведаю Джошуа, - кивнула Кристина, выходя, делая вид, что не замечает реакции на свое сообщение.
Дон Винченце втянул воздух сквозь сжатые зубы.
- Кристофера ко мне, - приказал он вошедшей служанке.
Кристофер явился через две минуты, собранный и настороженный, поскольку служанка, помимо того, что передала приказ явиться, шепнула, всячески выражая тревогу и норовя коснуться бюстом, что хозяин в гневе. На заигрывания служанки Кристоферу было плевать, а вот причину недовольства босса он угадать не мог, и это беспокоило.
- Ты поторопился с моими похоронами, Крис, - удобно развалившись в кресле, начал дон Винченце. Насколько Кристофер успел изучить босса, такой тихий, вкрадчивый тон служил предвестником крупных неприятностей. Он вопросительно взглянул на дона Винченце, делая честные глаза, чтобы показать, что не имеет ни малейшего понятия, чем его прогневил.
- Как ты посмел за два дня не доложить мне о побеге? – сощурился дон Винченце, впиваясь взглядом в его лицо.
- Босс, была лишь попытка, и то неудачная, - поправил Кристофер, опустив глаза.
- Вот как? – тихо рассмеялся дон Винченце. Понимающе покивал. – Что с товаром?
- Они хотели всучить нам какую-то бумагу вместо героина, - раздраженно ответил Кристофер.
- Это было три дня назад, - жестко оборвал его дон Винченце. Помолчал, глядя на Кристофера, и усмехнулся. – Ты не забыл ли, кто здесь хозяин? – его голос прозвучал с присвистом, будто от взмаха бича.
- Дон Винченце… - упрямо начал Кристофер.
- А теперь послушай меня, - дону Винченце нравилось, когда в ответ на команду «к ноге» скалили зубы, но лишь потому, что он был уверен в своей власти. – Я так понимаю, лейтенант сидит в яме, и, памятуя о твоих замашках, вполне уверенно предполагаю, что сидит он без еды и воды, - он хитро посмотрел на Кристофера. Пристрастие Кристофера к садизму не было для него тайной. Дон Винченце предпочитал иметь в подручных человека, чьи пороки ему известны. С такими легче иметь дело, их даже не надо втягивать в грязные дела обманом, как Кристину, им нужно лишь дать волю. – Двух дней вполне достаточно, - решил он. – Его люди уже готовы на все, а лейтенант тоже все понял. Покажи его сегодня таким, какой есть, а потом реши вопрос с его содержанием. Можешь оставить в яме, но без зверств, понял?
Кристофер молча кивнул, особого удовольствия на его лице не отразилось.

***

- Так, мы проверили вот здесь, - Эрик подошел к приколотой к стенду карте и начал отмечать красным маркером точки. – Еще здесь, здесь, здесь и вот здесь.
Он отступил от карты на шаг и критически оглядел результат. Из сотни синих точек, обозначающих возможное местоположение груза, была отмечена едва ли четверть. Искать быстрее он не мог – слишком велика вероятность пропустить то, что ищешь. Келли даже не подняла головы.
- Что-то случилось? – забеспокоился Эрик. – Что это? – он взял в руки золотой жетон, лежащий перед Келли.
- Меня вызывал шеф, - ровно сказала Келли, откидывая волосы рукой и поднимая взгляд на Эрика. – Теперь я исполняю обязанности лейтенанта.
- Пока не вернется Эйч? Поздравляю, - улыбнулся Эрик.
- В том-то все и дело, Эрик, - горько усмехнулась Келли. – Шеф не верит в то, что Горацио вернется, - Эрик нахмурился. – Шеф не сказал прямо, что назначает меня в память о нем, - продолжила Келли, подпирая руками лоб. – Но это сквозило в его рассуждениях о том, как он хочет сохранить команду, сформированную Горацио, и что назначение на должность одного из членов команды в этой ситуации кажется ему наиболее естественным, - она подняла взгляд на поджавшего губы Эрика, будто умоляя не осуждать ее. – Я пыталась отказаться, но шеф намекнул, что есть и другой претендент на эту должность – Рик Стетлер.
- Да уж, - скривился Эрик. – Почему они решили, что Эйч не вернется? Шеф видел материалы дела?
- Эрик, а что в них обнадеживающего? – тоскливо спросила Келли. – Если убрать наши надежды, и оставить лишь факты? Одежду Горацио со следами крови нашли на свалке, - начала загибать пальцы она.
- Уже на первом сеансе Эйч был не в своей одежде, - возразил Эрик.
- Верно, я тоже привела этот аргумент, - кивнула Келли. – Дальше, мы не знаем, что требуется, найти товар мы не можем, Элина утверждает, что Менг безвылазно сидит в доме уже два дня. Похитители пропустили уже два сеанса, а последний закончился угрозами в адрес Горацио. Он мог начать сопротивляться, - Келли смотрела мимо Эрика, она умолкла, так и не озвучив напрашивающегося продолжения «его могли убить».
- Может быть, они просто решили нас попугать, чтобы мы стали сговорчивее? – неуверенно предположил Эрик.
- Может быть, - как о чем-то несущественном, сказала Келли, поднимаясь. – Как бы то ни было, попытки связаться с ними мы прекращать не будем, - кинув быстрый взгляд на часы, твердо сказала Келли. - Все готово, Тайлер? – властно спросила она, усаживаясь перед монитором в его лаборатории. Тот молча кивнул. - Они каждый раз взламывают новую точку доступа, но перекрывающиеся зоны дают нам квадрат поиска, - пояснила Келли, видя, что Эрик не понял, зачем все это надо. – И Санстрим Лэйн, кстати, по-прежнему внутри этого квадрата, - приподняла брови она.
Сигнал вызова оставался безответным, как и в последние два дня. Внезапно рябь исчезла, сменившись картинкой. Келли глубоко вдохнула и забыла выдохнуть, чувствуя, как немеют вцепившиеся в край стола пальцы. Видя ее реакцию, Эрик шагнул в поле видимости камеры, становясь за спиной у Келли и кладя руку ей на плечо, чтобы поддержать. И тоже застыл. Он не побледнел так же, как Келли, лишь крепко стиснул челюсти, увидев связанного человека с окровавленным лицом и кляпом во рту, которого шатало даже в сидячем положении. Сознание категорически отказывалось признавать в нем Горацио Кейна.
- Вы обещали… - с трудом выдавила из себя Келли.
- Он нарушил условия, - незамедлительно материализовавшийся человек в маске был явно раздражен. – Вы выполнили свою часть сделки?
- Мы должны понимать, что ищем, - попросила Келли.
- Зачем вам это знать? – с подозрением спросил похититель.
Келли открыла было рот для ответа, но тут же прижала руки к лицу.
- О Господи, - прошептала она, увидев, как у Кейна закатились глаза и он рухнул со стула.
Кто-то ругнулся сквозь зубы, еще одна мужская фигура наклонилась над слабо подергивающимся телом, тот, кто вел переговоры, оглянулся, и в следующий момент связь отключили.
- Только не это, - простонала Келли.
- Он просто потерял сознание, слышишь? – сжал ее плечо Эрик. – Это просто обморок, - повторил он с таким упрямством, будто кто-то яростно ему возражал.

***

Горацио очнулся с неприятным ощущением, что пол наклоняется под ним, заставляя тело соскальзывать в мрачную промозглую бездну. Он поспешно перевернулся на живот, прижимаясь всем телом к полу, и неприятное ощущение исчезло, вспугнутое всплеском боли. По счастью, стоило замереть без движения, стараясь дышать неглубоко – и боль стала отступать. Но, едва она стала терпимой, как он, неосторожно попытавшись сглотнуть, скорчился от приступа тошноты. Ее вызывал пропитанный слюной вперемешку с прокисшей кровью жгут, и Горацио нестерпимо захотелось выплюнуть его, но это никак не удавалось. Он терся щекой об пол, уже не отдавая себе в этом отчета, бился, словно выброшенная на берег рыба, одержимый одной-единственной мыслью – избавиться от мерзкой тряпки, вызывающей мучительные спазмы.
Милосердное забытье приняло его ненадолго, а очнувшись снова, Горацио чуть не начал все сначала, потому что теперь ему казалось, что он и вовсе висит вверх ногами. Но он каким-то чудом сдержался, перевернувшись на спину и запрокинув голову, он попытался дышать носом, стараясь не стискивать при этом жгут зубами. Вскоре Горацио убедился, что главное – не запах, а вкус. Гадкий вкус прокисшей крови, казалось, разъедал горло, а как только он пытался сглотнуть, становилось еще хуже, начинались спазмы, заставляющие его биться в припадке наподобие эпилептического, пока не кончались силы и не гасло сознание.
Приходя в себя, Горацио старался лежать неподвижно, хотя ощущение спеленывающей тело темноты вызывало сильнейшее желание одним мощным движением разорвать эти путы. «Нет, - твердил он себе в полубреду, - ты должен быть послушным, ты должен доказать, что урок усвоен и сопротивляться ты больше не будешь». Кому он собирался это доказывать, Горацио не знал, но, тем не менее, лежал спокойно, пока хватало сил.
Несколько раз ему казалось, что в яме есть еще кто-то. Дважды он отчетливо видел Кристину, сидящую у стены и внимательно наблюдающую за ним. Не успевал он обрадоваться, тьма поглощала ее, а попытки позвать оборачивались новыми конвульсиями и потерей сознания. Кристина обещала придти завтра. Он не мог поверить, что она обманула, но и в то, что завтра еще не наступило, он поверить тоже не мог. Казалось, он лежит здесь вечность и так будет всегда. Горацио сейчас был готов на любое ограничение свободы, пусть привяжут к кровати или прикуют к стене, - неважно, лишь бы его забрали отсюда.
Как обычно и бывает, начало исполнения своего желания он прозевал. Очнулся он, когда его уже тащили, взяв с двух сторон под локти. Глаза были завязаны, ноги волочились по земле. Его усадили на стул, сняли с глаз повязку и несильно похлопали по щекам. Только тогда Горацио сообразил, что здесь есть разница, открыты или закрыты у него глаза, и, раз темно, значит, глаза закрыты и нужно их открыть. Пока он это соображал, его успели похлопать по щекам еще раз, уже сильнее. Он открыл глаза. Свет казался слишком ярким. Раздались чьи-то голоса. Они показались знакомыми, но смысл произносимого до него не доходил. Кажется, шел какой-то спор. Сидя, дышать было труднее, и Горацио, забывшись, снова попытался сглотнуть. Сознание моментально исчезло, будто нашкодившая кошка, не желая наблюдать за тем, что последует.

***

- Кристина… - голос Марка был растерянным и немного виноватым. – Подойди, там твоя помощь нужна.
Кристина подхватила свою сумку и быстро подошла к Марку. Сделала движение бровями, мол, что стоишь, веди. Марк же, словно опомнившись, кинул вопросительный взгляд на дона Винченце, сидящего на веранде, и лишь получив от него одобрительный кивок, повел Кристину за собой. Она заметила, что Джошуа не преминул увязаться за ними, а дон Винченце не торопясь поднимается из кресла, но сейчас ее беспокоило только одно – неужели она просчиталась? Она-то думала, что дон Винченце прикажет возобновить сеансы, и Горацио снова приведут к ней, чтобы она привела его в порядок. Однако события явно пошли не по ее сценарию.
При виде лежащего на полу и слабо подергивающегося Кейна лицо Кристины сразу переменилось. Взгляд стал острым, губы собрались чуть не в точку.
- С ним какой-то припадок, - бросил Кристофер, адресуясь не столько Кристине, сколько остановившемуся в дверях дону Винченце.
Кристина опустилась возле Горацио на колени и осторожно развернула его на спину, пытаясь определить характер конвульсий. Спустя секунду она мысленно вздохнула с облегчением, поняв, что это рвотные спазмы, и начала развязывать жгут. Отбросив его в сторону, Кристина прижала пальцы к горлу Горацио, нащупывая пульс. «Частый, нитевидный», - отрапортовала она сама себе мысленно. Приложила ладонь к лицу, прикрыв, но не зажимая нос и полуоткрытый рот. Убедившись, что он дышит, Кристина достала фонарик и проверила зрачки. «Симметричные, на свет реагируют, - опять же по многолетней привычке проговорила про себя Кристина. – Обморок, очень глубокий, но всего лишь обморок», - с облегчением поняла она.
Внезапно она спиной ощутила собравшихся вокруг и с интересом наблюдающих за ее действиями людей. До этого момента беспокойство за жизнь Горацио перекрыло все внешнее, а теперь Кристина вдруг осознала, что дальнейшее зависит от ее самообладания. Она подняла голову и встретилась взглядом с доном Винченце.
- И что с ним? – видя, что она не торопится оглашать диагноз, поинтересовался тот.
- Кома, - с ледяным спокойствием ответила Кристина.
Кристофер презрительно хмыкнул, тяжело вздохнул Марк.
- Если так оставить, завтра вам некого будет показывать, - пожала плечами Кристина и встала, демонстрируя, мол, решайте сами, я высказала свое профессиональное мнение, а свое решение я не навязываю. Хотя внутри у нее все замирало от ужаса при мысли, что Горацио снова окажется в яме. Тогда и до реальной комы недалеко.
- Сумеешь что-нибудь с этим сделать? – решился дон Винченце.
- Попытаюсь, - кивнула Кристина, скрывая радость за озабоченностью.
Кристофер наблюдал за всем этим, стиснув челюсти и скрестив на груди руки.
- Он просто жалок! – процедил он сквозь зубы, едва дон Винченце ушел, презрительно оглядывая Кейна с ног до головы.
- Как и любой человек, доведенный до такого состояния, - не стала спорить Кристина. – Джошуа, - ласково позвала она наблюдающего за ними из-за угла парня. – Ты мне поможешь? – Джошуа с готовностью закивал, подходя к ней. – Нужно отнести его ко мне.
Парень покосился на Кристофера – не хотелось к нему приближаться, Джошуа никогда его не любил – но Кристина ободряюще кивнула, и он довольно-таки легко поднял Кейна и вышел из комнаты. Кристина вышла следом, стараясь не смотреть в сторону Кристофера.

***

- Клади сюда, - сказала она Джошуа, быстро сдергивая с кровати одеяло и убирая подушку. – Осторожнее.
Джошуа положил Горацио на бок и отошел к двери, наблюдая, как Кристина разрезает веревку и укладывает Кейна на спину. Затем посторонился, потому что Кристина стремительно прошла мимо него. Вернулась она очень быстро с чашкой, полной, как показалось Джошуа, обыкновенной воды. Села возле кровати, обмакнула небольшой кусок чистой ткани в чашку, раздвинула губы Горацио, вложила ткань и осторожно нажала. Джошуа с любопытством наблюдал.
- Что ты делаешь? – не выдержал он через некоторое время.
- Капельницу для бедных, - не оборачиваясь, улыбнулась Кристина. – Он долго не ел, а капельницы с глюкозой у меня нет, поэтому я капаю ему в рот сладкую водичку.
- А почему просто не налить воды в рот? – заинтересовался Джошуа, подходя поближе.
- Если налить в рот воды, он может и захлебнуться, - покачала головой Кристина. – Сейчас вода капелька за капелькой течет по небу и попадает в гортань. Часть воды сама попадет куда нужно, а остальной мы поможем, - она сильно и мягко провела ладонью по горлу Горацио вниз-вверх-вниз, имитируя глотательное движение.
- Здорово, - восхитился Джошуа. – А со мной так сделаешь?
- Не получится, - с улыбкой покачала головой Кристина, снова принимаясь за свое занятие. Обмакнуть ткань, вложить между губами, отжать об зубы, обмакнуть ткань… - Только если ты будешь без сознания, а тогда ты ничего не запомнишь.
- Эх, - огорчился Джошуа, наблюдая за процедурой. – А он тоже ничего не запомнит?
- Нет, - подтвердила Кристина, заставляя Горацио сглотнуть.
- Хочешь еще мне помочь? – спросила она, когда в чашке практически ничего не осталось.
- Ну, - задумался Джошуа. – А что нужно сделать?
- Сходишь в аптеку? Я напишу, что купить, - приподняла брови Кристина, быстро записывая что-то на листке и кидая быстрые взгляды на Горацио.
- Конечно, - охотно кивнул Джошуа.
- Что, не хочешь больше к нему прикасаться? – пряча улыбку, спросила Кристина, заметив, как Джошуа покосился на кровать.
- Он… - Джошуа скользнул взглядом по лежащему Горацио, остановив взгляд на задранном вверх небритом подбородке и залитом кровью лице. – Он грязный, - смущенно пояснил он. – И пахнет плохо.
- Это не его вина, - спокойно и серьезно сказала Кристина. – Ему просто не дали возможности привести себя в порядок. И это мы сейчас поправим.
- Будешь его мыть? – спросил Джошуа.
- Да, конечно, - кивнула Кристина, разрезая на Горацио рубашку и футболку, чтобы не тревожить лишний раз больное плечо.
- Отнести его в ванную? – предложил Джошуа.
- Нет, не нужно, - улыбнулась Кристина. – Сходи в магазин, - она кивнула на листок со списком и кредитку, которые Джошуа сжимал в кулаке.
- Ух ты, - воскликнул Джошуа при виде синяков на груди Горацио. – Они дрались?
Кристина прищурилась, взглянула на кисти рук Кейна, провела между костяшками пальцев и нахмурилась.
- Дрался, похоже, только один, - тихо, будто про себя проговорила Кристина. И тут же встрепенувшись, добавила. – Ладно, беги в магазин, пока он не закрылся. Вернешься – постучишь.
Она проводила Джошуа до двери, заперла ее на ключ, попутно отметив, что Марк уже заступил на караул возле ее флигеля, и вернулась в комнату. Горацио все так же лежал неподвижно, запрокинув голову и раскинув руки. Кристина на мгновение остановилась, разглядывая его. Да, так ей было привычней – послушное ее рукам измученное тело, которому нужно дать покой. А как это сделать – она изучила уже давно. И все-таки… Пусть лучше он будет живой – такой своевольный, такой гордый, такой… Кристина тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли, и закончила раздевать его. Осторожно прощупала ребра, сочувственно вздохнув, когда Горацио застонал, потом живот, напрягшись в ожидании стона и с облегчением улыбнувшись, когда его не последовало, потом ноги. Затем принесла из ванной комнаты таз с водой и губку и начала отмывать его лицо от запекшейся крови, аккуратно обходя рваную рану на лбу над левой бровью. Движения Кристины стали мягкими и отточенно-плавными, слегка будто даже небрежными, но очень выверено-точными, какими-то гармоничными, будто она танцевала несчетное множество раз повторенный ею танец, очень красивый, но до того привычный, что она стала лишь намечать каждое па, тут же переходя к следующему.

@темы: Эрик Делко, Кристина, Келли Дюкейн, Горацио Кейн, "Заложник"