universe Tinka1976
Глава 6.

Несмотря на то, что уснул он довольно поздно, проснулся Горацио рано, чуть ли не с первыми лучами солнца. Проснулся и не стал вставать. Лежал и перебирал отрывки их вчерашнего разговора. Сейчас уже снова было сложно поверить в то, что он все это рассказал. И в то, как легко это было. Неужели он зря боялся и держал это в себе? Или все дело в том, когда, где, а главное, кому рассказывать…
- Мне говорят, «ты ничего не мог сделать», - говорил он вчера Кристине. – Не могу в это поверить. Я должен был…
- Это произошло на ваших глазах? – негромко и почти без вопросительной интонации сказала Кристина.
- Смерть Тима – да, - кивнул Горацио. – Смерть Рэя – нет. На тело брата мне даже не дали взглянуть, - он опустил голову, почти касаясь подбородком груди, и сцепил пальцы в замок. – Я не знаю, что хуже, - глухо добавил он.
- Вы не смогли заплакать, - сказала Кристина. Ее голос тоже звучал глуховато, будто и она переживала вместе с ним проносящиеся перед его глазами сцены.
Горацио чуть пожал плечами, подразумевая, что мужчины не плачут. Кристина слегка улыбнулась. Она вела себя странно. Не поддакивала. Не утешала. Слушала так, будто он не говорил сейчас ничего особенного, будто ей все равно, что он там рассказывает, она просто слушает звук его голоса. Но Горацио явственно ощущал ее сочувствие, и говорить было легко, гораздо легче, чем он думал.
- Как зовут вашего племянника? – спросила Кристина, когда ему стало совсем уж тоскливо от воспоминаний.
- Рэй-младший, - улыбнулся Горацио, тут же светлея.
- Расскажите о нем, - попросила Кристина.
Он хотел было упрекнуть ее, что она уводит разговор, оттягивает момент своего рассказа, как вдруг понял – она делает это для него. Интуитивно почувствовав то светлое, что есть в его жизни, и желая дать передышку. Обоим. И Горацио начал рассказывать о Рэе-младшем, старательно припоминая разные забавные и трогательные истории. Несколько раз ему удалось даже рассмешить Кристину. Ему нравилось, как она смеется.
- Дамир тоже любил оружие, - неожиданно сказала Кристина, когда он рассказал случившуюся недавно неприятную историю с ружьем. – Мой сын, - пояснила она. – Вот только у нас все оружие вокруг было настоящим, и даже самые маленькие дети никогда не воспринимали его как игрушку.
- Ваши родители были военными? – спросил Горацио. Он больше не осторожничал, спрашивал так же просто и прямо, как раньше Кристина.
- Военными врачами, - кивнула Кристина. – Они уехали из Америки, когда мне было два года, и весь остаток своей жизни провели в «горячих точках». Папа верил, что там врачи нужнее всего. Мне было шестнадцать, когда они погибли – их машина подорвалась на мине. Известие об их смерти мне привез мой будущий муж, - Кристина слегка склонила голову, на ее лице скользнуло мечтательное выражение. – Через год я получила диплом, мы поженились и уехали в Камбоджу.
- Почему вы не вернулись в Америку? – спросил Горацио, наклоняясь вперед, опираясь локтями на стол и ставя подбородок на кулаки.
- Мы были молоды и не искали легких путей, - чуть пожала плечом Кристина. – Нам казалось, наше место там, где льется кровь и страдают люди. Где мы действительно нужны и можем помочь… - ее голос внезапно осекся.
- Вы не смогли? – тихо спросил Горацио, понимая, что именно она сейчас видит. Кристина молчала, глядя в сторону. Горацио показалось, что ее глаза заполняются чернотой, он почувствовал, что происходит что-то неладное. Кристина поторопилась, - понял он, она не готова, не в силах это обсуждать, и теперь она уходит, проваливается в свою боль. Он осторожно вытянул руку и коснулся руки Кристины, лежащей на подлокотнике кресла. Ее пальцы были ледяными, и он легонько сжал их, согревая своей ладонью. Кристина все так же молчала, глядя в сторону, но чернота стала отступать.
- Я не смогла, - тихо, но ровно сказала она некоторое время спустя. – Они умирали у меня на глазах, а я ничего не смогла сделать.
- Не надо, - попросил Горацио.
- После этого друг моего мужа помог мне вернуться из Камбоджи в Штаты, - прерывисто вздохнув, продолжила Кристина. Ее глаза были сухими, а взгляд – совершенно неподвижным. – Меня приютили в этом доме, дали жилье и работу…
- Кристина… - снова попросил Горацио.
- Разве не этого вы хотели? – удивилась она, поднимая на него глаза.
- Простите меня, - искренне сказал Горацио, снова сжимая ее пальцы. Кристина будто только теперь заметила его руку и осторожно высвободила свою. Затем внимательно взглянула в лицо Горацио, снова поставившего подбородок на кулаки.
- Вы очень странный человек, Горацио Кейн, - подвела она итог несколько минут спустя.
Горацио пожал плечами с выражением «сам себе удивляюсь» и откинулся на спинку кресла. К Кристине быстро возвращались ее обычные невозмутимость и легкость.
- Уже поздно, - сказала она, поднимаясь. Горацио не спорил. – Надеюсь, завтра вы не будете голодать, если я приду лишь после обеда? – с шутливой тревогой поинтересовалась Кристина, составляя тарелки на поднос.
Горацио улыбнулся и помотал головой, поднимаясь и провожая ее до двери.
- Спокойной ночи, Горацио Кейн, увидимся завтра, - сказала Кристина, останавливаясь на пороге.
- Спокойной ночи, Кристина, увидимся завтра, - повторил Горацио.
Он склонил голову к плечу, потому что Кристина замешкалась, будто собиралась сделать или сказать еще что-то. Казалось, ей не хочется уходить. Но, после секундного колебания, так и не решившись ни на что, Кристина все же вышла и Горацио прикрыл за ней дверь.

***

Горацио лежал, улыбался своим мыслям, потом внезапно удивился своему беспричинно хорошему настроению. Немного поразмыслив, он понял, что настроение это связано с окрепшим убеждением, что Кристина ни в чем не замешана, и если ему удастся вывести ее из-под обвинения в его похищении, проблем больше не будет. Горацио надеялся, что его команде уже удалось раскрыть дело, либо удастся в ближайшие дни, потому как затевать побег ему не хотелось из опасений подставить Кристину, навлечь на нее неприятности.

***

- Что? – растерянно переспросила Келли.
- Вот, - пожал плечами Эрик. – Годовой запас.
Криминалисты растерянно уставились на большущую спортивную сумку, наполненную пакетиками с метамфитамином. Фрэнк Тензуотер долго не торговался – продал все украшения, взятые в банке, и купил себе «кусочек счастья», по его собственному выражению.
- Удалось выяснить, что за драгоценности были в ячейке? – нахмурилась Келли.
- Сначала нужно дождаться, пока у парня пройдет кайф, - недовольно буркнул Трипп, дергая подбородком, будто ему жал воротник рубашки.
- Не обязательно, - внезапно оживился Райан, до того выглядевший довольно-таки расстроенным. – У нас же есть второй.

***

- Стэнли, - сказал Райан, быстро входя в комнату для допросов, усаживаясь на стул и ставя на стол перед собой сцепленные в замок руки. – Стэнли, что за драгоценности были в ячейке?
- Я не знаю, - растерялся Уизерли от его напора.
- Давай без глупостей! – поднадавил, останавливаясь за спиной Райана, Трипп.
- Какие-то украшения, - пожал плечами Стэнли и замотал головой, мол, хоть пытайте – не знаю.
- Стэнли, - задумчиво протянул Райан, откидываясь на спинку кресла. – А из какой ячейки вы взяли украшения? Номер?

***

- Как ты догадался? – опершись широко расставленными ладонями на край стола, Эрик внимательно изучал его содержимое.
- Да просто подумал, что не могли их интересовать украшения, - пожал плечами Райан.
- Ты молодец, - искренне сказала Келли, надевая перчатки. – А то мы бы неизвестно сколько гонялись за этими украшениями, а потом оказалось бы, что они не помогут освободить Горацио.
- Ну, Эрик сразу предполагал, что их интересовала триста семьдесят восьмая, а не триста семьдесят пятая ячейка, - Райан, прищурившись, вглядывался в разложенный на столе хлам.
- Как бы то ни было, выкуп – здесь, - пристукнув по краю стола, сказал Делко.
- Ты убрал все содержимое других ячеек? – уточнила Келли.
- Да, все, для чего нашлись хозяева, - кивнул Эрик.
- Тогда приступим, - подняла брови Келли, обводя взглядом стол.

***

- Думаю, это вот эта бумага, - хмурясь, сделал вывод Эрик.
Келли в замешательстве разглядывала закопченый кусок бумаги, обгоревший с одного края.
- И как мы это отдадим? Здесь же ничего нельзя разобрать, - кидая взгляд на часы, проговорила она.
- Можно попробовать проявить текст, - подсказал Райан.
Эрик покосился на новичка с легкой завистью – там, где они видели очередное препятствие, путающее расследование и ставящее под угрозу жизнь дорогого им человека, Райан видел лишь очередную задачу, которую нужно и можно решить. В данном деле эмоции оказывали им с Келли плохую услугу, мешая мыслить объективно и четко.
- Осталось меньше двух часов, - напомнила Келли. – Успеешь?

***

- Как дела, Келли? – спросил Горацио с экрана монитора.
- Неплохо, - улыбнулась Келли. Горацио ответил быстрой улыбкой на ее жизнерадостный тон, и тут же сбоку выдвинулась привычная фигура в маске.
- То есть вы готовы к обмену? – поинтересовался похититель.
- Какие условия вы предлагаете? – поставила встречный вопрос Келли, отмечая, что сегодня Горацио внимательно прислушивается к их диалогу.
- Покажите товар, - потребовал мужчина.
- Вот, - Келли подняла перед собой листок бумаги, закатанный в пластик. – Это дубликат, - пояснила она. – Оригинал подпорчен пожаром.
Райан справился со своей задачей за час с небольшим, проявив въевшиеся в лист чернила, отсканировав и подкорректировав изображение с помощью компьютера. Теперь карта с какими-то пометками была вполне читабельна.
- Вы нас за идиотов держите? - неожиданно оскалился похититель. – Я просил показать товар!
- Но… - растерялась Келли. Горацио прищурился.
- Если вы и дальше будете тянуть время, - с угрозой проговорил мужчина, вынимая из-за пояса пистолет и отступая назад. – Придется вас поторопить, - закончил он после паузы, стволом пистолета приподнимая подбородок Кейна.
Келли увидела, как Горацио стиснул зубы и сжал руки, борясь с желанием начать сопротивляться, и тут сигнал прервался.
- Что же им тогда нужно? – удивленно спросил Райан. Келли взглянула на него с сочувствием – он столько сделал, так старался, чтобы добиться результата…
- Надеюсь, это была пустая угроза, - хмурясь, проговорил Эрик.
- А я надеюсь, Горацио смог сдержаться. Ведь они обещали нормально с ним обращаться только в том случае, если он не будет сопротивляться, - Келли тоже нахмурилась, постукивая пальцем по листу, лежащему перед ней на столе. – Наша задача узнать, что это за карта, и найти товар. Как вы думаете, что это может быть?

***

- Как вы думаете, что это может быть? – спросил Горацио привычно устроившуюся в кресле Кристину тем же вечером. Он только что описал ей произошедшее на переговорах и теперь ждал ответа.
- Наркотики, - уверенно сказала Кристина после минутного раздумья.
- У вас есть основания так думать? – вскинул брови Горацио.
- Да, есть, - кивнула Кристина и умолкла.
Горацио внимательно взглянул на нее и опустил глаза. Судя по всему, делиться своими догадками Кристина не собиралась.
- Я не хочу снова на войну, - очень тихо, извиняющимся тоном проговорила она через некоторое время. – Простите.
Горацио снова взглянул Кристине в глаза. Он сам не мыслил для себя другой участи и другой жизни. Но ведь она – женщина. Кто знает, что она видела, пока моталась с родителями по военным госпиталям, кто знает, что довелось ей пережить за время жизни в Камбодже. «Где льется кровь и страдают люди», - сказала она вчера. Горацио вспомнил, каким отрешенным стало ее лицо – как будто все, что происходит здесь и сейчас, вовсе происходит не с ней, хуже того, не имеет ни малейшего смысла. Тогда ему еще подумалось, что теперь понятно, откуда у Кристины такое непривычное отношение к миру и к окружающим людям. Просто ее жизненный опыт несопоставим с опытом большинства жителей Майами. И понятно стало ее дикое предложение убить ее и охранника для побега – для военного времени вполне приемлемое и разумное решение.
Своим появлением Горацио невольно втягивал ее обратно, в ту жизнь, от которой Кристина бежала, которая уже отняла у нее все. «Интересно, кто был третьим – мальчик или девочка, - внезапно подумалось ему. – Какая разница», - тут же одернул он себя. «Они умирали у меня на глазах», - сказала вчера Кристина. Горацио стало стыдно – он снова и снова окунает ее в этот ужас, в эту боль. Он протянул руку и снова, как вчера, взял ее кисть, согревая ее пальцы в своей ладони. Сегодня Кристина не отбирала руку.
- Вы собирались уйти отсюда? – озвучил Горацио внезапно озарившую его догадку.
Кристина чуть приметно улыбнулась, опуская ресницы и вздыхая. «Да», - понял он. Это было отнюдь не случайно, что его поселили здесь. Черт возьми, да он кругом виноват перед ней, пусть и невольно. Горацио низко опустил голову, выпустив руку Кристины и опираясь локтями на колени.
- Постарайтесь выдержать, - тихо сказала Кристина, касаясь его волос. Горацио вскинул на нее глаза, пытаясь уловить, о чем она. – Вам хочется действовать, сделать хоть что-то, загладить воображаемую вину, - он вздрогнул, склоняя голову к плечу.
Кристина замолчала, а Горацио не мог сообразить, что тут можно сказать. Сперва его мысли метались, а потом вдруг разом успокоились, когда он вдруг понял, что ему не надо обязательно говорить, чтобы удержать Кристину в комнате. Он откинулся на спинку кресла, расслабляясь, и спокойно взглянул прямо в глаза Кристине, ответившей быстрой улыбкой и чуть заметным кивком. Молчание не было напряженным, оно не тяготило их.
- Уже стемнело, - кинув взгляд за окно, сказала, наконец, Кристина. – Я принесу ужин.
Горацио чуть прикусил губу, ловя готовые сорваться с языка слова. А вдруг он тем самым подставит Кристину? Ведь ее наверняка не погладят по головке за сближение с заложником. И не зашло ли это слишком далеко?
- Так что вы решили? – пряча усмешку в уголках глаз, спросила Кристина, оборачиваясь уже у самой двери.
Горацио смущенно улыбнулся и снизу вверх взглянул на нее.
- Я услышу, если кто-то придет и выйду. Кто узнает, что я не только что к вам зашла? – заговорщицким тоном сказала Кристина.
- Ну тогда… - Горацио поднялся, преувеличенно-смущенно окинул взглядом свою одежду и комнату, пожал плечами, мол, какой уж есть, и скромно потупившись, закончил фразу. – Могу я попросить вас поужинать со мной?
Теперь Кристина, в свою очередь, старательно изобразила замешательство, усиленные раздумья, затем, не выдержав, улыбнулась, прикрыв рот ладонью, и царственно-снисходительно кивнула.
- Через пятнадцать минут, хорошо? - чуть сморщив нос открытой широкой улыбкой, добавила Кристина, снова быстро кивая несколько раз, что получилось совершенно по-детски.
Горацио тоже кивнул в ответ, ласково глядя ей вслед.

@темы: Эрик Делко, Фрэнк Трипп, Райан Вулф, Кристина, Келли Дюкейн, Горацио Кейн, "Заложник"