universe Tinka1976
Глава 4.

Келли оглядела лежащие перед ней отчеты и результаты экспертиз и взялась руками за голову, запустив пальцы в распущенные волосы и поставив локти на стол. И как Горацио это делает? Когда столько улик и все ведут в разных направлениях? Как определить, что важнее, и в конечном итоге приведет к раскрытию дела? Пожалуй, проще, когда улик мало, тогда все понятно – терпеливо и кропотливо ищем малейшие зацепки.
- Наконец-то компьютер выдал результат по отпечатку пальца с горлышка бутылки! – Райан вихрем влетел в лабораторию и положил перед Келли очередной лист с распечаткой. – Стэнли Уизерли, 26 лет, задерживался за мошенничество с кредиткой.
Келли быстро пробежала глазами распечатку и подняла взгляд на Райана – он просто светился изнутри, радуясь полученному результату. Она вспомнила о своем первоначальном порыве отстранить Райана от расследования этого дела ввиду его неопытности, перебросить на другие дела, и порадовалась, что не сделала этой ошибки. Помимо святости принципа работы в команде, постоянно внушаемого им Кейном, и неплохих задатков Райана, как криминалиста, его оптимизм, его вера в лучшее и способность радоваться даже небольшим достижениям были сейчас как нельзя кстати. Райан же настороженно поглядывал на Келли, ожидая ее распоряжений.
- Так вызови его в участок и допроси, - слегка улыбнулась Келли.
- Хорошо, - слегка озадаченно кивнул Райан. После вчерашнего он ожидал более плотного контроля над своими действиями. Наверное, Келли считает это пустышкой. Что ж, пустышка или нет – Райан собирался показать все, на что способен. Если он будет стараться изо всех сил, рано или поздно его признают своим в команде.
На выходе он столкнулся с хмурым Эриком Делко. Тот посторонился, пропуская Райана, и недовольно хмыкнул, провожая устремившегося к лифтам новичка осуждающим взглядом.
- Чем это ты его осчастливила? – поинтересовался Эрик.
- Всего лишь предоставила возможность показать себя, - улыбнулась Келли. – Тот отпечаток на горлышке бутылки вряд ли что-то даст, скорее всего, он принадлежит постороннему лицу, вряд ли преступники были без перчаток. Но отработать эту версию надо, а Райану нужно набираться опыта.
- Вживаешься в образ руководителя? – не удержался от колкости Эрик.
- Зачем ты так? – сразу поникла Келли.
- Прости, - поморщился Делко. – Я не хотел.
- Я понимаю, Эрик, - печально кивнула Келли. – Тайлеру удалось отследить сигнал?
- Да, мы с Триппом проверили адрес. Тот компьютер принадлежит шестилетнему мальчугану, - Эрик пожал плечами. – Они действительно не дилетанты, взломали удаленную точку доступа. Тайлер говорит, что может дать лишь зону в несколько десятков городских кварталов, поскольку мощность их оборудования неизвестна. Попробует что-нибудь сделать во время следующего сеанса, но никаких гарантий, - Эрик почесал затылок. – Другие зацепки есть?
- Келли, это серьезно? – Элина была настолько взволнована, что даже не удосужилась поздороваться. – Горацио взяли в заложники?
- Да, мы видели его вчера, с ним все в порядке, - заверила ее Келли.
- В порядке? – прищурившись, переспросила Элина.
- Да, если он не будет пытаться сбежать, похитители обещали нормально с ним обращаться, - кивнула Келли.
- Значит, времени у нас немного, - усмехнулась Элина, тут же нахмурившись. – Зная Горацио, трудно предположить, что он долго будет сидеть сложа руки.
Эрик мрачно кивнул, потому что со вчерашнего вечера он не раз возвращался к этой мысли.
- Есть какие-то зацепки? – Элина вернула разговор в ту же колею, с которой сбила своим появлением.
- Есть, но слабая, - Келли вновь открыла папку с делом о перестрелке. – Тот автомат, что был использован при налете на банк, был использован в перестрелке с одной из бандитских группировок, «Мала Ноче», два года назад.
- Да, я помню это дело, - кивнула Элина. – Передел сфер влияния.
- Это странно, - опираясь на стол, заметил Эрик. – «Мала Ноче» занимается наркотиками и оружием. Что с ними могли делить грабители банков?
- Возможно, они переквалифицировались, - пожала плечами Элина.
- А может, и нет, - задумчиво произнес Эрик. – Думаю, стоит разузнать имя владельца этой ячейки. Может, станет более понятно, что представляет из себя выкуп. Я еду за ордером, и в банк.
- Хорошо, - кивнула Келли. – Заодно просмотри дела банковских служащих. Сигнализация не сработала, значит, те, кто ограбил хранилище, откуда-то знали код.
- Будет сделано, мэм, - снова не удержался от подколки Эрик, выходя.
- Так какая же зацепка? – напомнила Элина.
- Ах да, - тряхнула головой Келли. – Я проверила, все участники той перестрелки еще в тюрьме. Но один человек был освобожден за недоказанностью. Некто Кристофер Менг. Следов шин его автомобиля на месте преступления и следов пороха на его одежде оказалось недостаточно для предъявления обвинения, а свидетельница, утверждавшая, что видела Менга на месте преступления, внезапно исчезла бесследно, оставив все личные вещи, деньги и документы на местах.
- Адрес есть? – понимающе кивнула Элина.
- Да. Санстрим Лэйн, 23, - Келли задумчиво приподняла бровь.
- В чем дело? – насторожилась Элина.
- Это приблизительно в километре от Сэндпойнт Террас, - пододвинула к себе принесенную Эриком распечатку Келли. – На самой границе зоны, то есть требовалось довольно мощное оборудование, чтобы взломать эту точку доступа с Санстрим Лэйн, но ведь они честно сказали, что они не дилетанты.
- Думаю, стоит навестить мистера Менга, - прищурясь, склонила голову к плечу Элина.
- Едем, - кивнула, поднимаясь, Келли.

***

Горацио проснулся с восходом солнца с мыслью, что он проспал. Потянулся привычным движением к тумбочке, пытаясь обнаружить мобильник или часы – неужели нет вызовов? – не нашел не только мобильника, но и самой тумбочки, сел на кровати, широко открыв глаза и оглядываясь вокруг, все вспомнил и рухнул обратно на подушку. Так. Значит, вызовов не будет. Некоторое время он пытался сообразить, чем можно заняться в замкнутом помещении. Потерся щекой о подушку, зевнул и неожиданно сам для себя заснул снова.
Проснулся от ощущения, что кто-то стоит рядом, и тут же почувствовал осторожное касание прохладной ладони к своему лбу. Горацио открыл глаза и улыбнулся Кристине, тут же убравшей руку.
- Простите, я не хотела вам помешать, - без улыбки сказала она. Выражение лица было серьезным, при свете дня Кристина вновь стала более отстраненной, но взгляд и тон были дружелюбными. – Вы не производите впечатления человека, привыкшего спать допоздна, а в стрессовой ситуации реакция организма может быть непредсказуемой.
- Все в порядке, - ответил Горацио разом и на ее извинения, и на невысказанный вопрос о его самочувствии. Хотел было пожать руку Кристины, но каким-то чутьем вдруг понял - если он хочет, чтобы она и дальше чувствовала себя достаточно свободно в его обществе, переходить этот барьер не стоит.
- Хорошо, - кивнула Кристина, отступая от кровати. – Завтрак через полчаса.
Горацио улыбнулся, глядя ей вслед. Но улыбка тут же пропала. Четко распланировать свое ближайшее будущее, все распределить по времени – просто привычка или защитный механизм, попытка хоть как-то стабилизировать внезапно рухнувшую жизнь?
- Почему вы решили, что я не привык спать допоздна? – поинтересовался Горацио, нарушая уговор, едва Кристина опустилась в кресло.
- Мне так показалось, - чуть пожала плечом она. – Думаю, вы человек активный, вам тяжело переносить бездействие…
Кристина умолкла, задумчиво разглядывая Кейна. Тот продолжал пить кофе, совершенно не смущаясь этого изучающего взгляда. Сейчас ему нечего было скрывать.
- Я принесу вам свои книги, - наконец подвела итог своим раздумьям Кристина. – Они помогут отвлечься.
- Отвлечься от чего? – приподнял брови Горацио, не уловив хода ее рассуждений.
Кристина молчала, глядя куда-то в сторону, и, кажется, бранила себя за сорвавшиеся с языка слова. По крайней мере, Горацио показалось, что недовольство в ее взгляде к нему не относится.
- Отвлечься от того, о чем вы не хотите думать, - подобрала показавшуюся ей корректной формулировку Кристина.
- А вы знаете не только то, о чем я думаю, но и то, о чем я думать не хочу? – усмехнулся Горацио, пытаясь поймать ее взгляд.
- Возможно, - Кристина тронула пальцем губы, будто уговаривая их молчать.
- И о чем же? – поддразнил Горацио.
- Скорее всего, о женщине, чье имя вы называли во сне, - не стала больше уходить от разговора Кристина.
- Хм, - смутился Горацио. – И что же за имя я называл? – недоверчиво спросил он, почти что против воли. Но почему-то ему нужно было это спросить.
- А у вас так много подружек, что вы даже не знаете, кого именно звали во сне сегодня? – развеселилась Кристина.
Горацио опустил глаза, уходя от прямого насмешливого взгляда. Неужели они могут свободно общаться лишь на профессиональные темы, а любой другой разговор очень быстро становится для кого-нибудь болезненным?
- Странный вы человек, Горацио Кейн, - задумчиво проговорила Кристина. – Если вам не хочется об этом и думать, зачем начинать об этом разговаривать? Зачем так истязать себя? Если только… - она снова умолкла. Горацио поднял взгляд и некоторое время они просто смотрели друг другу в глаза, будто разговаривая мысленно. – Я принесу вам книг, - кивнула Кристина, поднимаясь.
Горацио опустил голову, поставив локти на колени и наклонившись вперед. Кристина тихонько вышла и снова вернулась, положила на стол перед ним стопку книг.
- Вот, - сказала она. – Если вам что-то понадобится, постучите, я в соседней комнате.
- А вы не останетесь? – просительно поднял брови Горацио, заглядывая ей в лицо.
- Хватит пока разговоров, - покачала головой Кристина.
- Ну, вы можете просто посидеть, - неуверенно предложил Горацио.
Ему очень не хотелось оставаться в одиночестве, и Кристина абсолютно верно угадала причину. Вот только он не был уверен, что книги помогут… Как это объяснить, не вдаваясь в неприятные для него темы, Горацио не знал, но это и не понадобилось. Кристина на миг прикрыла глаза, и ему показалось, что она с трудом спрятала сочувственную улыбку, кивнула, сходила в свою комнату за еще одной книжкой и устроилась в своем любимом кресле. Горацио взял верхнюю из стопки принесенных книг, даже не глядя на обложку, и откинулся на спинку кресла, открывая книгу сразу на середине. Но несчастный марсианин, пытавшийся угодить сразу на всех, занимал его от силы минут десять. Потом он начал тайком посматривать на Кристину, а убедившись, что она никак не реагирует на его взгляды, начал рассматривать ее открыто.
Смотрел, как она переводит взгляд со строчки на строчку, быстро пробегая глазами текст, довольно часто останавливаясь и замирая, глядя куда-то в сторону, что-то обдумывая или припоминая. Прядь волос то и дело падала на лицо, и Кристина заправляла ее за ухо привычным, автоматическим жестом. Взгляд Горацио зацепился за кисть ее левой руки. Но как он ни приглядывался, так и не понял, действительно ли на безымянном пальце есть более светлая полоска или это ему только кажется.
Снова вернулся к книге, но через некоторое время понял, что просто бездумно переворачивает страницы, пробегая глазами ровные ряды букв, но думает совершенно о другом. Как ему вытащить Кристину? Она единственная из похитителей, кого он может уверенно опознать, но делать этого он не будет. Удастся ли договориться с прокурором? Согласится ли сама Кристина выдать всех остальных? Пока что он добился ее сочувствия, но и сам не понял, что ее расположило к нему. А нужно добиться ее доверия. Но как?
Увлеченный своими мыслями, Горацио снова обратил взгляд на Кристину. Плохо, что история ее появления в этом доме связана с произошедшей трагедией. Рассказать об этом она, возможно, сможет еще очень нескоро, а Горацио необходимо было знать, насколько она связана, что ее держит и в чем она может быть замешана кроме его похищения. Внезапно он заметил, что из книжки, чуть ли не вываливающейся из расслабленных пальцев задумавшейся о чем-то Кристины, выглядывает уголок какой-то записки или фотографии, заложенной между страниц.
В смежной комнате раздался шум и чьи-то голоса. Кристина вздрогнула, захлопнула книгу и вышла из комнаты, оставив книжку на столе. Несколько секунд Горацио боролся с соблазном, но любопытство победило.
Это оказалась фотография. Сперва Горацио не узнал в коротко стриженной, одетой в камуфляж женщине Кристину. Может, из-за того, что беременность добавила округлости не только ее фигуре, но и лицу, а может быть, из-за широкой счастливой улыбки, обнажившей белые мелкие зубы.
Кристина забавно сморщила нос, подставив пальцами рожки гордо выпятившему грудь мальчугану лет пяти, стоящему впереди. Маленькая девочка, лет двух от силы, на руках широкоплечего и невысокого, квадратного какого-то мужчины, вытянувшего губы трубочкой в шутливом порицании, не ограничилась пальцами, а сделала рожки прямо из волос Кристины, приподняв пряди своими тоненькими пальчиками и хохоча во все горло. Мужчина же, несмотря на порицание, сам завершил цепочку, подставив свободной рукой рожки тянущейся к стоящей чуть впереди Кристине девочке.
Горацио невольно заулыбался – от фотографии словно шел поток солнечного света и тепла. «Кахкае, Прейвихеа, 1995», - было написано на обороте. «Кажется, это где-то в Азии. Вьетнам, Камбоджа». Он снова перевернул фотографию, любуясь очаровательной четверкой.
А потом ему показалось, что в комнате резко похолодало, и подняв глаза от фотографии, Горацио столкнулся взглядом с Кристиной. В ее глазах света не было вовсе.
Он онемел и остолбенел, понимая, что нужно что-то сказать, извиниться, попросить прощения… И не мог, парализованный той болью, что уже не умещалась в Кристинином взгляде, а выплескивалась, заполняя собой комнату, холодя воздух и заставляя задыхаться под немыслимой тяжестью.
Кристина молча сделала шаг, вынула из его руки фотографию, вложила ее в книгу и отступила назад, не поворачиваясь к нему спиной.
Дверь закрылась тихо, практически беззвучно, но Горацио показалось, что она захлопнулась с пушечным грохотом. Ключ повернулся в замке и наступила давящая тишина. Горацио опустился в кресло и закрыл глаза, откинув голову назад. Черт! Что он наделал!

@темы: Эрик Делко, Элина Салас, Райан Вулф, Кристина, Келли Дюкейн, Горацио Кейн, "Заложник"