universe Tinka1976
Глава 5.

Шар разлетелся хрустальными брызгами, смачно, с грохотом и звоном.
- Можно было просто позвать, - проворчал заспанный Тим, выходя из спальни и плюхаясь на диван. Потер глаза, демонстративно зевнул. Элина наблюдала за ним, стоя посреди комнаты, руки в бока, губы сжаты, глаза сощурены. – Что случилось? – поинтересовался Тим. Что-то явно произошло, нешуточное и нехорошее.
- Что случилось? – резко переспросила Элина. Усмехнулась, тряхнула головой. – Ты хочешь попытаться убедить меня, что не в курсе?
- Даже и пытаться не буду, - Тим снова зевнул, но уже не слишком правдоподобно. В голове кружились предположения, одно другого хуже.
- Это плохо, - сдвинула брови Элина. – Два часа назад Темный Совет выдвинул официальное требование. В течение трех суток мы должны выдать им человека, несущего в себе Силу Черного кристалла. Иначе за последствия они не ручаются.
- И как вы должны найти этого человека? – скептически хмыкнул Тим. Глупое требование. За два года не нашли, теперь найти за 72 часа? Какая муха укусила Филиппа?!
- Они требуют конкретного человека, - помолчав, сказала Элина. Отвела испытующий взгляд, видимо, удостоверившись, что Тим действительно ничего не знает. – Они требуют выдать Горацио.
- Что?! – Тим от неожиданности рассмеялся. – Филипп спятил. Кто ему выдаст Светлого мага?
- Они утверждают, что Горацио теперь принадлежит им. Что он инициирован Тьмой, - Элина скрестила руки на груди.
- Чушь, - мотнул головой Тим. – Они не могли…
Он осекся на полуслове. Нет, способ был… Но поверить, что…
- Инициирован …вампирами? – мрачно уточнил Тим.
- По-видимому, - кивнула Элина. – Ты действительно ничего об этом не знаешь?
- Погоди, если они его инициировали… Черт, - Тим встал, прошелся по комнате, остановился у окна, засунув руки в карманы. Вот здесь он стоял. В ту встречу, когда Тим почувствовал что-то неладное. Но не стал анализировать, списал на сентиментальность, порядочность, верность… Короче, на личные заморочки Горацио. – Да, но почему выдать? – повернувшись к Элине, спросил Тим. – Если он инициирован?..
- Я сама ничего не понимаю, - пожала плечами Элина.
- А это не может оказаться дезинформацией? Что он инициирован?
- Не думаю, - Элина поморщилась. – Я… - она опустила голову, глубоко вздохнула. – Я была у Горацио дома. Зеркало в ванной разбито. Ударом кулака, судя по всему…
Тим нахмурился. Что-то во всем этом было неправильное. То ли инициация не состоялась, то ли… Разбитое зеркало подтверждало, что Горацио теперь вампир. Но этот гнев, его побег – все говорило о неприятии своей новой сущности.
- Найти его в любом случае не помешает, - задумчиво проговорил Тим.
- Разумеется, - фыркнула Элина. – Но, если я не выжила из ума, у того, кто его инициировал, должна быть с ним связь определенного рода? То есть, Марисоль должна знать, где он? Почему она просто не позовет его?
- Он мог заблокироваться, - покачал головой Тим. – Горацио – не обычный новообращенный. Можно было выкачать из него всю Силу для инициации, но, пока он жив – он остается магом. Возможно, он инициирован, как вампир, но это не отменяет его сути, - он потер виски, пытаясь переварить информацию. Конфликт Сил…
- Для чего, по-твоему, это все могло понадобиться? - немного растерянно спросила Элина.
- Я могу лишь догадываться, - прищурился Тим.
Элина смерила его подозрительным взглядом.
- Разве вы с Марисоль действовали не вместе?
- Я так считал, - кивнул Тим. – Но по каким-то причинам меня не сочли нужным посвятить в эту часть плана. Я думал, Филипп верит, что Сила Черного кристалла в Келли.
- И никаких догадок, где сейчас Горацио?..

***

- Как себя чувствуют Келли и малышка? – в улыбке Элины чувствовалось какое-то напряжение. Или дело было не в самой Элине, а в уклончивости ответа на вопрос о том, что она здесь делает? «Зашла по делам». Дела могут быть разные.
- Замечательно, - Эрик улыбнулся. – Аннабель пока только и делает, что ест, спит и растет. А Келли рвется на работу. Говорит, ужасно соскучилась.
Он взглянул на монитор – компьютер меланхолично продолжал сравнение найденного отпечатка с образцами базы. Пока совпадений не было. Почему-то Эрик невольно отводил глаза от спутника Элины. Хмурый, в свободной темной одежде, он вызывал странное раздражение и одновременно притягивал какой-то узнаваемостью. Казалось, вот повернется сейчас другим боком – и можно будет просветленно хлопнуть себя по лбу, узнав старого знакомца. Наблюдатель. Когда Эрик видел его вместе с Горацио и Марисоль, этот парень стоял рядом с Марисоль. Напротив Горацио. Да и сейчас от него едва ощутимо несло вампиром, что вызывало это самое глухое раздражение. Да еще и взгляд – слишком глубокий, невеселый, с прищуром и странным выражением, как будто этот парень знает Эрика долгие-долгие годы.
- Что ж, - тем временем выдала новую вымученную улыбку Элина. – Пойдем, повидаем Горацио. Ты не знаешь, где он?
Что-то странное случилось после этой фразы. Эрику вдруг показалось, что пол уплывает, так что пришлось вцепиться в столешницу. Но он справился с мгновенным головокружением, и постарался как можно убедительнее сказать:
- Где-нибудь здесь. Я его два дня не видел.
- Ну что ж… - Элина пристально взглянула на Эрика, пришлось снова уткнуться в монитор.
Визитеры ушли, и Эрик вдруг пожалел, что этот странный парень так ничего и не сказал. Даже не представился. Действительно, наблюдатель. Интересно, не мог ли он заметить того, чего не должен был? Впрочем, нет, шрамы заросли бесследно. Способности оборотня ему вчера утром пригодились в полном объеме.

***

- И что скажешь? – щурясь, поинтересовалась Элина, садясь в машину. Из отведенного на поиски времени осталось меньше двух суток. А ведь еще нужно было решить вопрос, что делать, когда они найдут Горацио. Но, безусловно, прежде всего его нужно было найти.
- Врет и не краснеет, - буркнул Тим. – Откроешься? Рассказывать долго.
Элина кивнула, села поудобнее, прижалась затылком к подголовнику, прикрыла глаза и протянула руку Тиму. Он взял ее за запястье и в сознание женщины хлынули воспоминания, которые Тиму удалось выудить из памяти Эрика.

***

Присутствие вампира он почувствовал поздно ночью. Не случайное касание, что могло произойти, если вампир просто проходил мимо и потревожил защиту невзначай, а наглое, неприкрытое вторжение – вампир почувствовал границу, но продолжал приближаться к дому. Что ж, кто-то хочет драки…
Эрик выскользнул из постели, мимоходом заглянул в детскую – Аннабель спокойно спала, ее чутье оборотня еще не было развито – и выпрыгнул в открытое окно, приземляясь уже зверем. Втянул воздух чутким носом и глухо зарычал. Незванный гость не скрывался, он шел прямо на оборотня, с выпущенными когтями и горящими ярким фиолетовым огнем глазами. Эрик не стал ждать дольше – прыгнул навстречу с грозным утробным рыком. Драка вышла недолгой, на что рассчитывал вампир – неясно. Зверь подмял его почти сразу, прижал к земле, так, что не шелохнуться. И замер – глаза оборотня позволили ему рассмотреть лицо в ночной тьме.
Он не поверил глазам. Перекинулся в человека, рывком вздернул на ноги переставшего сопротивляться вампира, развернул его лицом к свету…
- Ты… - слова застревали в горле. Хотелось выть, стучать кулаком по земле, мотать головой, разорвать что-нибудь на части. Лишь бы не принимать то, что видели глаза. – Ты что творишь? Я же тебя… - Эрик умолк, вдруг осознав, что это и было целью визита. Тот, кто раньше был его боссом, его другом, его учителем, теперь пришел для того, чтобы Эрик его убил.
- Так сделай это, - Горацио быстро поднял и опустил брови.
- Сам сделай, - отпихнув его от себя с такой силой, что вампир не удержался на ногах, сказал Эрик.
- Не могу, - зло вздернув верхнюю губу, мотнул головой Горацио.
- Я… Тоже не смогу, - признался Эрик, помолчав. Злости, вызванной вторжением вампира, явно было недостаточно. Хотелось прогнать, не убивать. – Твои уроки пошли впрок, - язвительно добавил Эрик.
- Ладно, - лизнув губы, кивнул Горацио. – Я могу рассчитывать на твою помощь?
- Смотря в чем, - насторожился Эрик.
- Есть одно место… Для очищения. Круг Отступников. Возможность переродиться, - вампир поднялся.
- Что нужно от меня?
- Отвезти меня туда, - Горацио склонил голову набок, неожиданно обезоруживающе улыбнулся. – Только я добровольно не поеду.
Эрик понимающе кивнул. Он видел, как странно стоит Горацио – чуть раскачиваясь, будто на неустойчивой поверхности. Держит себя в руках, но надолго ли его хватит – неизвестно.

***

Рассвет застал их в пустыне. Вампир заворочался и сел на заднем сиденье. Чтобы посадить в машину, Эрику пришлось оглушить его. Он усмехнулся, услышав, как вампир прошипел что-то сквозь зубы, обнаружив, что правая рука прикована наручниками к дверце хаммера, дверца заблокирована, и до водителя ему не дотянуться.
- Воды? – спросил Эрик, но увидев в зеркале заднего вида яростный, горящий фиолетовым огнем взгляд, понял, что обращение не по адресу. Горацио больше не было. Вампир был голоден. И вода его явно не устраивала.
Остаток пути Эрику пришлось бороться с глухими волнами раздражения и ненависти. Вампир скреб сиденье острыми когтями, шипел, скалился, выпуская клыки, затихал ненадолго, затем снова начинал попытки освободиться.
Последний раз сверившись с координатами GPS, Эрик остановил машину и вышел. Круг Отступников оказался весьма непритязателен на вид – два столба в паре метров друг от друга, плотно увитые какой-то странной растительностью, похожей на толстые гибкие лианы без листьев, да очерченный камнями круг около пяти метров диаметром.
- Что теперь? – спросил Эрик, открывая дверцу «хаммера».
В ответ он услышал такое… Эрику даже в страшном сне не приснилось бы, что Горацио может употреблять подобные слова с таким искренним чувством. Вампира трясло, а в глазах светился откровенный ужас. Эрик даже оглянулся, но ничего, кроме столбов и круга из камней, не увидел. Он пожал плечами – возможно, вампир видит что-то, недоступное его зрению.
Вопрос был в том, что теперь делать? Логика подсказывала, что вампир должен войти в круг. Что произойдет после этого? Эрик этого не знал. А вот вампир, видимо, знал. И боялся. Но Эрик решил, что Горацио сам просил отвезти его сюда, пока контролировал себя – а значит, что-то плохое ждет в круге именно его вампирскую сущность. Возможность переродиться, по всей видимости, означала смерть для вампира. И возвращение Горацио. По крайней мере, Эрик сильно на это надеялся.
Чтобы просто приблизиться к кругу, Эрику пришлось выдержать настоящий бой. Вампир вырывался изо всех сил, полосуя острыми когтями, скалясь и рыча. Если бы не сила оборотня, Эрику не удалось бы даже подвести его близко к черте.
Паника вампира была очевидной, страх, смертельный страх стоял в расширившихся глазах, ужас сквозил в частом дыхании, которое перешло в тонкий, надрывный вой, когда Эрик подтащил его к самой границе. Эрику пришлось снова и снова жестко напоминать себе, что это – не Горацио, Горацио просил сделать это, сам.
В конце концов, каким-то чудом Эрику удалось впихнуть упирающегося вампира в круг. Тот замер, скорчившись на песке. Эрик тяжело перевел дыхание. Если сейчас все придется начинать сначала…
Песок шевельнулся – и тут нервы вампира не выдержали. Он рванулся, пытаясь выскочить из круга – и упал плашмя, всем телом ударившись о песок. Забился, и Эрик, забыв дышать, увидел, что лианы со столбов расплелись, еще несколько появились из песка, обвивая тело жертвы. Его тащило, переворачивало, поднимало… Секунда, другая – и вампир оказался распят между столбами в форме буквы «Y».
- Стой там, - прохрипел он. – Слышишь? Ни в коем случае не заходи в круг, Эрик.
Дернулся, пытаясь ослабить давление лианы на горло, но вместо этого лианы натянулись еще туже, так что ступни ушли в песок, тело выгнулось, а из горла вырвался хриплый стон.
- Уезжай отсюда, - немного отдышавшись, продолжил вампир. – Убирайся. Будь ты…
Эрик вздрогнул – вампир не сумел договорить проклятие, его стегнуло по лицу наотмашь, оставив ярко-красный след, а лиана на горле сжалась, придушив, так что голова вампира упала на грудь.
Эрика трясло. Завести мотор ему удалось не сразу. Что, если он ошибся? Что, если Горацио не удастся пройти испытание? Солнце еще только вставало над раскаленной пустыней – сможет ли он пережить этот день? Почему он не сказал, когда за ним вернуться? Все эти вопросы разъедали Эрика изнутри, и он все увеличивал и увеличивал скорость.

***

- Круг Отступников? – Тим разжал пальцы, и Элина вынырнула из чужих воспоминаний с резким вздохом, будто выныривая из-под воды. – Что это за место? Он действительно сможет переродиться? Почему мы не знаем об этом месте и об этой возможности?
- Потому что это ложь, - отрешенно глядя перед собой, ответил Тим. – Если бы он прямо сказал, что хочет, чтобы Эрик отправил его на смерть, у того могло бы не хватить духа. Чертов мученик! – Тим с досадой ударил по приборной панели перед собой.
- Может, не поздно, - с надеждой взглянула на него Элина. – Ты ведь знаешь, где это?
- Знаю, - хмуро согласился Тим. – Но в круг не войти. Да и полночь уже была, - помолчал, глядя перед собой. – Я поведу, - неожиданно заключил он.

***

- Вот черт, - вырвалось у Тима одновременно с радостным возгласом, вырвавшимся у Элины, когда Горацио поднял голову при их появлении. Не поприветствовал, вообще ничем не показал, что видит их и узнает. Смотрел перед собой мутным взглядом. Тим едва успел схватить за руку шагнувшую к кругу женщину. – С ума сошла?
Огляделся, поднял небольшой камень, что-то шепнул – камень шевельнулся, птичка вытащила голову из-под крыла, вспорхнула по направлению к Горацио… Стоило ей пересечь черту – из песка выстрелила гибким языком лиана, и птичка, не успев пискнуть, упала на песок со сломанной шеей, тут же превращаясь обратно в камень.
- Зайдешь за черту – твоя участь будет такой же, - спокойно пояснил Тим остолбеневшей Элине.
Горацио искривил губы в усмешке и снова уронил голову на грудь.
- Идем, - Тим потащил Элину обратно к «хаммеру». Расстелил одеяло. – Садись.
- И мы будем просто ждать? – Элину трясло. – Нужно вытащить его, нужно…
Тим покачал головой и она умолкла, кусая губы. Оба взглянули на распятого, затем на садящееся солнце. Каким образом он смог продержаться второй день под палящим солнцем без воды? Даже со способностями вампира это было поразительно.
- Что ты собираешься делать? – Элина стискивала зубы, щурилась, голос все еще дрожал.
- Забрать тело, - Тим взглянул ей прямо в глаза. – Если получится.
- И все?
- А что ты предлагаешь? – устало спросил он.
Элина вздернула подбородок, закусила губу.
- Вернуть, - еле слышно сказала она.
- А ты пойдешь на это? – с интересом спросил Тим. – Я один даже пытаться не буду, потому как Сила у меня Темная, и вернуть его Светлым я не смогу. А если верну вампиром, он меня убьет, и я его за это винить не буду. Слишком тяжело ему эта смерть досталась. Но у тебя же правила…
Элина молчала. Казалось, она сама пожалела о вырвавшихся у нее словах. Тим хмыкнул и растянулся на одеяле.
- Надеюсь, он умрет до полуночи, - пробормотал он.
- Почему? – насторожилась Элина.
- Ну…
- Говори! – потребовала Элина.
- Круг Отступников – не испытание, - негромко сказал Тим, садясь. – Это наказание. Страшная смерть. Для вошедших в круг возврата нет. Если человек проявил достаточную силу воли и мужество, удается забрать тело. Если находится, кому забирать.
- Причем тут полночь? Убивает солнце…
- Нет, - качнул головой Тим. – Солнце – это… - он нехорошо усмехнулся, - бонус. Убивает не оно, а заклятие. Заклятие тысячи плетей. Срабатывает в полночь.
Элина с трудом сглотнула ставшую горькой слюну, зажмурилась, сжимая кулаки.
- Но ведь полночь уже была, и заклятие не сработало, - слабо возразила она.
- Сработало, - Тим дернул плечом. – Не обратила внимания, какого оттенка песок за его спиной? Да и рубашка сзади висит лохмотьями. Просто у него было достаточно сил, чтобы регенерировать…

***

Их надежды не оправдались. Элине несколько раз казалось, что все кончено, но Тим каждый раз одергивал ее, объясняя, что в круг заходить нельзя, если тело отдадут, то оно упадет так, что его можно будет вытащить. Солнце село, но испытание продолжалось. Сидеть, ждать смерти, и не иметь возможности что-либо предпринять…
Заклятие сработало без каких-либо спецэффектов. Тим и Элина услышали свист, а затем звук удара. Еще один. И еще… Они вскочили на ноги. Луна шла на убыль, но им хватило света, чтобы видеть главное – методично хлещущие лианы, вздрагивающее тело… Звук становился чавкающим, Элина вцепилась в руку Тима, тот изо всех сил стискивал челюсти и щурил глаза. Он видел в темноте лучше, чем Элина, и видел темные тяжелые капли, которые срывались с плетей при каждом взмахе, видел, что по подбородку Горацио течет струйка крови из прокушенной губы. Элина вздрагивала всем телом, и Тим вдруг понял, что бессознательно считает удары.
А потом Горацио все же начал кричать. Элина опустилась на песок, закрыла глаза, заткнула уши, и Тим ощутил непреодолимое желание сделать то же самое. А еще – хотелось заорать самому. И спросить, непонятно только кого, за что ему такое – стоять и смотреть на истязание. Но он молчал. Потому что понимал, что у Горацио не было иного выхода: он не мог убить себя сам, он не хотел жить вампиром, он не мог требовать такого от своих друзей. И он воспользовался этой, последней, возможностью. Вряд ли он был счастлив тем, что единственная доступная смерть была такой мучительной. К тому же – их никто не просил смотреть. Но почему-то вернуться к «хаммеру» казалось предательством.
Крики смолкли еще на восьмой сотне ударов. Какое-то время Тим слышал стоны. А затем хлюпающие звуки ударов стали раздаваться в невыносимой тишине. Плети с чмоканьем отлеплялись от бесчувственного тела, но истязание не прекращалось, пока не была нанесена положенная тысяча ударов. Верная смерть для любого человека.
Наконец, все кончилось. Элина поднялась на трясущихся ногах, Тим поддержал ее под локоть. Как он ни вслушивался, звука дыхания он не слышал.
- Почему?.. – пробормотала Элина.
- Он все еще жив, - мрачно пояснил Тим, понимая, что она спрашивает, почему ничего не происходит. – Он хорошо держался, мы сможем его забрать. Я подожду, можешь пока вернуться к машине и поспать.
Элина решительно помотала головой.
Время шло. В безмолвии. В глухой черной пустоте. На небе погасли звезды, затем небо посветлело. Это было удивительное ощущение – на земле еще царила тьма, а небо уже вовсю купалось в свете, наливаясь прозрачной синевой. Они ничего не заметили, не услышали стона или хрипа. Но лианы вдруг пришли в движение. Их плети обвились вокруг груди Горацио, те, что удерживали руки и ноги, ослабли, и тело стало оседать. Элина испуганно прижала руки ко рту – ей показалось, что Горацио упадет внутри круга, в самом центре. Но лианы слегка придержали падение, и тело улеглось так, что голова и кисти рук Горацио оказались за пределами круга. Его позволяли забрать.
Тим и Элина выволокли его из круга, ухватив за руки, Элина помогла Тиму взвалить Горацио на плечо, и они чуть ли не бегом кинулись к «хаммеру». Элина оттащила одеяло подальше от машины, очерчивая магический круг, пока Тим укладывал тело Горацио.
Предрассветный час странным образом съел все краски, оставив лишь черный, белый и оттенки серого. Серые волосы. Снежно-белое лицо с россыпью вдруг выступивших пронзительно-черных веснушек. Глаза, неожиданно оказавшиеся широко открытыми, тоже казались белыми с тонкой щелью черного зрачка.
Тим медлил. Приподнял верхнюю губу Горацио – вампирские клыки на глазах втягивались, исчезали. Наконец, его зубы стали обычными, человеческими. Элина взяла руку Горацио, сплетая пальцы, протянула другую руку Тиму.
- Рано, - сжимая кулаки, сказал тот, вглядываясь в глаза Горацио. Почему-то они не торопились меняться. Темнели, но очень-очень медленно.
- Иначе будет поздно, - почти закричала Элина. – Давай!
Тим взял Горацио за руку, еще миг помедлил – и протянул руку Элине, замыкая круг. Губы синхронно шептали заклинания. Темная Сила холодила руку Тима, сливаясь с его собственной энергетикой, он отдавал ее Элине, и та вливала уже Светлую Силу обратно в Горацио. Только так, чтобы вернуть того, кого они знали и любили, не помешав исполниться его плану – умертвить Темную сущность вампира, инициированную Марисоль.
Первый луч солнца вернул краски и жизнь. Горацио с хрипом вдохнул, приподнимаясь, рухнул обратно, закашлялся, и тут же застонал.
- Никакой магии в течение суток! – рявкнул Тим, и Элина отдернула руку.
Новый стон, еще более мучительный и жалобный, дрожь по телу.
- Но он не может сейчас регенерировать! - у Элины слезы навернулись на глаза.
Тим уже лихорадочно рылся в аптечке.
- Вот! – он всадил шприц в бедро Горацио прямо через штанину.
Подействовало, по счастью, быстро. Ударная доза обезболивающего и снотворного сделала свое дело. Стоны прекратились, дрожь тоже. Дыхание выровнялось. Тим приподнял веко – глаза казались черными из-за расширившихся до предела зрачков.
- Думаешь, получилось? – почему-то шепотом, словно боясь разбудить, спросила Элина.
- Время покажет, - буркнул Тим, осторожно заворачивая края одеяла, поднимая Горацио и перекладывая его на заднее сиденье «хаммера». Его сейчас больше волновало, хватит ли действия обезболивающего до Майами.

@темы: Эрик Делко, Элина Салас, Тим Спидл, Горацио Кейн, "Необратимые превращения II: Новая надежда"