16:19 

За поворотом (глава 14)

universe Tinka1976
Глава 14.

Громкий смех вывел Горацио из задумчивости. Эрик еще смеялся, Келли прижимала ладонь к лицу, махая свободной рукой, мол, не верю, даже Тим несомненно улыбался, что случалось довольно редко.
- За это нужно выпить! – улыбаясь сквозь выступившие от смеха слезы, проговорила Келли, и Горацио поднял стакан вместе со всеми.
- Что, опять какое-то дело не можешь выбросить из головы? – хлопнув его по плечу, сочувственно и негромко спросил Спидл. Эрик, выразительно округляя глаза, начал рассказывать Келли на ухо что-то пикантное, от чего Келли то и дело прыскала со смеху. Горацио чуть пожал плечами, мол, так, ерунда, и снова взглянул в окно. Элина должна была закончить сегодня позже, а они с ребятами решили отметить месяц работы вместе.
- Ты в последние дни какой-то странный, - проницательно взглянув на него, заметил Тим. – Будто ждешь чего-то.
Горацио хотел было сказать что-то вроде, мол, ничего такого, не обращай внимания, но, взглянув в глаза Спидла, понял, что тот всерьез беспокоится, и такой ответ может обидеть его.
- Жду, - кивнул Горацио, вертя стакан в руке. – Жду перемен…
- Что-то намечается? – поинтересовался Спидл. – Или перемен вообще?
- Пожалуй, вообще, - быстро взглянув на Спидла, с рассеянной улыбкой подтвердил Горацио.
- Надеюсь, ты не подумываешь о переводе? – чуть нахмурившись, спросил Тим. – Стетлер тебя порядком достал за этот месяц, но ведь ты работаешь не только с ним.
- Нет, я не собираюсь уходить, - заверил его Горацио. – Мне приятно работать с вами, - добавил он, серьезно глядя в глаза Спидлу.
Это действительно было правдой. Сперва Кейн побаивался, что не сможет привыкнуть, но к концу первой недели с удивлением обнаружил, что у подчиненного положения есть свои преимущества. Все, что от него требовалось - это хорошо выполнять свою работу. Без ставшего уже привычным груза ответственности за лабораторию, за работающих в ней людей, Горацио будто еще помолодел. Он чаще улыбался, стал легче в общении. Да и ребята открылись ему с новой стороны. Острый язычок Келли, безудержное веселье Эрика, немного хмурое дружелюбие Тима – теперь, когда он не был их начальником, оказалось, что он великолепно вписывается в их коллектив. А бесконечные придирки Стетлера… Что ж, как выяснилось, от этого была своя польза.
Горацио испытал настоящий шок, когда узнал, в какой перестрелке был ранен Эрик. Та самая ювелирная фирма, где был убит Тим, то самое дело. Вот только с одной поправкой – с пистолетами все было в порядке. А когда Горацио пытался расспросить о деталях и произнес слово «заклинило», Тим смутился и покраснел, а Эрик начал безудержно смеяться. Отсмеявшись, Эрик рассказал, какую выволочку Тим получил полтора года назад, когда у него заклинило пистолет в перестрелке из-за того, что он забыл его почистить, и как еще два месяца после этого Спидлу пришлось начинать каждую смену с демонстративной чистки оружия и личной проверки Стетлером оного. Тим во время этого рассказа хмурился и молчал, а Горацио с трудом сдерживался, чтобы не сказать Спидлу, что пережитое унижение спасло ему жизнь. «Неужели Тим погиб из-за моей снисходительности в тот раз?» - хмурясь, думал Горацио. Но ведь Эрик все же получил пулю, просто ему повезло. Келли до сих пор с содроганием вспоминала слова врача о том, что «пару сантиметров левее…».
- Это за тобой, - прервал его воспоминания Тим, кивая на окно.
Опомнившись, Горацио начал поспешно прощаться.
- Странный он, - сказала Келли, глядя на опустевшее место за их столом. – Смотрит иногда так, будто знает обо мне что-то такое…
- Еще скажи, что он тебе нравится! – с оттенком ревности шутливо пригрозил Эрик. – Все равно тебе ничего не светит, - подмигнул он в ответ на приподнятую с выражением «а если и да, то что?» бровь Келли. – Его после конца смены как ветром сдувает, видишь, и сегодня сидел как на иголках.
- Ну, если бы тебя дома ждала такая женщина, - наблюдая в окно, как Элина пересаживается на пассажирское место, уступая руль Горацио, задумчиво заметил Тим, - тебя бы тоже сдувало…
Криминалисты посмотрели вслед отъехавшей машине, затем задумчиво глянули на пустое место и переглянулись. За этот месяц они привыкли к Горацио, он как-то очень быстро и естественно вписался в их команду. Привыкли к его негромкому голосу, к манере слушать, опустив голову и кидая быстрые взгляды на собеседника, привыкли узнавать характерный наклон головы и настороженный взгляд, когда он замечал то, чего не увидели остальные. Привыкли к его странному взгляду, который ловили на себе иногда, такому, будто он знает их не месяц, а долгие годы. Да им и самим порой так казалось. Ощущение «дежа вю» преследовало их с первого дня знакомства с Кейном. А теперь, когда он вдруг заговорил о переменах, они ощутили, что им будет очень не хватать этого человека, если вдруг…

***

Горацио вел машину, наслаждаясь врывающимся в приоткрытое окно ветром, ежесекундно бросая быстрые взгляды на прильнувшую к его плечу Элину. «Как в каком-нибудь старом фильме о любви… - подумалось ему. – Или как во сне». Пожалуй, второе определение подходило больше. Весь этот месяц они провели, как во сне. Им было нереально хорошо вместе и каждое утро, просыпаясь, они читали во взглядах друг друга, как оба боялись, что этот сон закончился, и они проснутся в одиночестве. Горацио и Элина были взрослыми людьми, а потому понимали, что такое безмятежное счастье не может длиться вечно. Каждый вечер, встречаясь после работы, они с облегчением думали – «слава Богу, не сегодня…», подразумевая тот день, когда все переменится.

***

Но беда, как водится, пришла совсем не оттуда, откуда ее ждали.
Горацио приехал на вызов, привычно поднырнул под ленту и направился к Триппу, стоящему над лежащим на земле женским телом.
- Привет, - оглянулся Фрэнк, - девушка, на вид лет двадцать пять, документов нет, латиноамериканка…
- Кубинка, Фрэнк, - глухо проговорил Горацио, опускаясь на колено и чувствуя, как у него перехватывает дыхание. – Она кубинка и ей двадцать шесть…
- Ты ясновидящий? – скептически усмехнулся Фрэнк. – Может, и имя угадаешь?
- Если бы я был ясновидящим, Фрэнк, она бы тут не лежала, - Горацио осторожно отвел прядь волос с лица Марисоль. Теперь он смог взглянуть в ее глаза. Дежа вю.
- Ты ее знаешь? – наконец догадался Фрэнк.
- Видел, - солгал Горацио, - это сестра Эрика Делко. Марисоль.
Перед его глазами стояла серая могильная плита с выбитой надписью «Марисоль Делко Кейн 1978 - 2006». Кто-то украл у нее два года жизни.

***

- Горацио, - голос Элины доносился как сквозь вату. – Горацио, ты меня слышишь?
Он с трудом повернул голову, даже не пытаясь встать.
- Спидл сказал, что ты здесь, - продолжила Элина. – И что лучше тебя не трогать… Горацио, ты… пьян? – с сомнением спросила она. Было с чего засомневаться. Единственное, что выдавало его – это взгляд. Абсолютно стеклянный.
- До полусмерти, - кивнул Горацио. Странно, но у него даже язык не заплетался, речь была даже слишком четкой. – Но это не помогает.
- Горацио, что случилось? – садясь рядом, чтобы ему не приходилось задирать голову, глядя на нее снизу вверх, спросила Элина.
- Ты правда хочешь знать? – мотнул головой Горацио. Его взгляд мутнел все больше. Если раньше он был просто стеклянно-неподвижным, то теперь он становился просто страшным в своей непроглядности. Элина поняла, что через какое-то время, довольно короткое, алкоголь все-таки подействует, несмотря на отсрочку из-за стресса, и Горацио отключится, как и хотел.
- Расскажешь по дороге, - с трудом поднимая его на ноги, предложила Элина.

***

Проснувшись, он даже не понял сначала, где находится. С трудом разлепив глаза и окинув взглядом комнату, Горацио облегченно вздохнул и снова ткнулся лицом в подушку. Дома. Точнее, у Элины дома, но он вот уже месяц как жил здесь и давно мысленно называл это место домом. На следующий день после того, как Элина дала ему ключи, сама немного ошеломленная своим поступком, он попытался их ей вернуть, сказав, что не хочет, чтобы она торопилась. На что Элина ответила, что не хочет опоздать и решительно отказалась брать ключи назад. «Ты слишком много пытаешься решать за других, - заявила она. – В том числе и за меня. И из-за всей этой неподъемной ответственности, которую ты пытаешься на себя взвалить, ты забываешь о самом главном – решать за себя».
Теперь, месяц спустя, Горацио убедился в ее правоте и не уставал удивляться ее проницательности, позволившей ей после трех дней знакомства понять то, что он не смог про себя понять за столько лет. «Неужели все могло бы быть так же просто и там?» - спрашивал он себя время от времени.
Голова болела невыносимо, и минут через пять Горацио понял, что с этим надо что-то делать. Обнаружив на столике рядом с диваном стакан воды и упаковку таблеток, он поблагодарил бога за то, что не нужно никуда идти. А когда таблетка начала действовать, подумал, что нелишне будет поблагодарить еще кое-кого.
Элину он нашел на кухне и при виде ее позы у него зародились нехорошие предчувствия. Она сидела спиной к двери, подперев лоб рукой, и даже не обернулась, услышав его шаги.
- Элина… - осторожно начал он, приобняв ее за плечи, и осекся, когда она отстранилась. – Элина, прости, я не должен был так напиваться, - покаянно произнес Горацио, садясь напротив. – Я тебя обидел? – осторожно поинтересовался он.
- Нет, - слабо улыбнулась Элина, мотнув головой, - ты ничего не сделал и ты имел полное право так напиться, ведь погиб близкий тебе человек, - продолжила она, не поднимая глаз.
- Близкий человек? – насторожился Горацио. Откуда?..
- Может быть, ты был прав, что не хотел мне всего этого рассказывать, - будто не слыша его, продолжала Элина.
Горацио бросило в жар. Что он вчера наговорил?
- Элина… - он протянул руку и накрыл ее ладонь своей. – Элина… - он хотел было сказать, что все это был пьяный бред, но потом подумал, что этим сделает только хуже.
- Элина, я никогда больше так не буду напиваться, - вместо этого пообещал Горацио, пытаясь заглянуть ей в глаза.
- Ну почему же, - улыбнулась Элина, беря его руку в свои и неотрывно глядя на нее. – Я вела себя глупо, пойми. Я требовала, чтобы ты был святым, а у святых не бывает семьи. Да мне и не нужен святой, - наконец-то взглянула она ему в глаза. – Мне нужен ты.
- Элина, что я вчера такого наговорил? – сдвинув домиком брови, спросил Горацио, не понимая, с чего вдруг она ударилась в самокритику.
- Ты все рассказал про ту реальность, - пожала плечами Элина.
- Все? – вздрогнул Горацио.
- Да, - просто кивнула Элина. – Про Марисоль, про Рэя, про Мэдисон, про нас…
Горацио опустил голову, проклиная себя в душе.
- Я все испортил? – наконец спросил он. – Ты злишься на меня?
- Я боюсь… - чуть слышно проговорила Элина, поглаживая его руку.
- Чего? – изумился Горацио.
- Скажи мне, пожалуйста, только честно… - попросила Элина.
- Конечно, - кивнул Горацио. – Я постараюсь ответить честно, - поправился он, увидев, как она усмехнулась его поспешному заверению.
- Когда тебе нужно возвращаться туда? – Элина снова подняла на него взгляд, и дыхание перехватило от той боли, что плескалась в ее глазах.
- Возвращаться? – растерялся Горацио. – Я не знаю…
- Но ведь ты должен будешь вернуться? – с тоской спросила Элина, однако в ее голосе проскользнула нотка надежды, что это не так.
- Я не знаю, - повторил Горацио. – Я не хочу. Здесь у меня есть ты… Ты со мной.
- Горацио, - словно несмышленому ребенку, улыбнулась Элина, - в какой бы реальности мы ни были, я всегда с тобой. Наверное, ты просто этого не замечаешь…
Он потупился, улыбнулся, снова поднял на нее глаза.
- Там все сложнее, Элина, - неуверенно возразил он. – Наше прошлое, все сказанные и несказанные слова, все совершенные и несовершенные поступки – все это создает невидимые удила, которые не дают нам свернуть с проторенного пути, даже если порой нам очень этого хочется. А если порвать эти путы, в один миг разрубить годами сплетавшийся узел – твоя жизнь может и не выдержать. Нельзя полвека быть одним человеком, а потом за мгновение стать совсем другим, даже если этот другой гораздо лучше…
- Но ведь здесь у тебя все получилось? – пожала плечами Элина.
- Здесь я был свободен от своего прошлого… - Горацио задумчиво потер лоб. – И возможно, поэтому я не смогу теперь вернуться. Я стал другим.
- Мне очень бы хотелось на это надеяться, - покачала головой Элина. – Но что-то подсказывает мне, что ты должен будешь вернуться. Разве ты сам не ощущаешь это? С первого дня?
- Возможно, - задумчиво подтвердил Горацио. – Возможно.
- И что будет теперь? – после паузы спросила Элина.
- А что должно быть теперь? Для меня ничего не изменилось, - попытался успокоить ее Горацио.
- И ты хочешь сказать, что сможешь жить без ежесекундного ужасного ожидания, что вот сейчас все кончится и твой мир рухнет? – недоверчиво прищурилась Элина.
- Хм, ты права, конечно, - мягко улыбнулся Горацио. – Вот только я уже знаю, к чему это приводит. В той реальности я постоянно пытался предусмотреть все, предугадать, что будет там, за поворотом. Я откладывал свою жизнь на потом из-за этого. Я все ждал и ждал чего-то… А сейчас, когда я знаю, чего я сам себя лишил, - хитро взглянул он на напряженное лицо Элины. – Я не позволю себе повторить ту же ошибку.
Он встал, обошел стол, и крепко обнял Элину.
- Знаешь, - шепнул он ей на ухо. – Давай попробуем обмануть судьбу. Конечно, нам не удастся совсем забыть о том, что она за нами подглядывает. Но давай хотя бы попробуем ей подыграть и сделать вид, что мы ее не замечаем. И жить, как ни в чем не бывало.

***

Вот только судьба не собиралась им подыгрывать. Более того, она уже обратила на них свой пристальный взор.
Через два дня после этого разговора, расследуя убийство Марисоль, Горацио вышел на прекрасно памятный ему склад и хорошо знакомых бандитов из «Мала Ноче». Как и в той реальности, Марисоль связалась с наркотиками, и с Риасом. Вот только Эрик надолго угодил в больницу, и Марисоль осталась одна. Попавшись при попытке купить наркотик, она согласилась на предложение детективов пойти на встречу с микрофоном. Встреча в тот день, когда ее убили, была назначена с Антонио Риасом.

***

- И который из них представился Кейном? – неожиданно спросил один из двоих мужчин, наблюдающих из укромного места за арестом. Бритоголовый, хлюпнув носом, указал. – А ты не сказал мне, что он рыжий, - задумчиво протянул босс, и в его тоне была такая угроза, что бритоголовый съежился, ожидая удара.

@темы: Эрик Делко, Элина Салас, Фрэнк Трипп, Тим Спидл, Келли Дюкейн, Горацио Кейн, "За поворотом"

URL
Комментарии
2013-03-10 в 20:01 

Милый Солнечный Ёжик
Случай - псевдоним Бога, когда он не хочет подписываться
Перед его глазами стояла серая могильная плита с выбитой надписью «Марисоль Делко Кейн 1978 - 2006». Кто-то украл у нее два года жизни. Ой, нет. Только не это опять.
Если раньше он был просто стеклянно-неподвижным, то теперь он становился просто страшным в своей непроглядности. Это когда "Н" злился, зрачки у DC становились просто черными, как два дула пистолета.
«Ты слишком много пытаешься решать за других, - заявила она. – В том числе и за меня. И из-за всей этой неподъемной ответственности, которую ты пытаешься на себя взвалить, ты забываешь о самом главном – решать за себя» Вот оно! Это просто висело в воздухе. Именно это и заставило Horatio практически помертветь к концу сериала. Ответственность просто задавила его. Ох, если Элина сказала ему раньше, а "Н" к этому прислушался, как к словам своей бабушки.

2013-03-10 в 20:10 

Tinka1976
Что-то с памятью моей стало - всё, что было не со мной, помню
Вот оно! Это просто висело в воздухе. Именно это и заставило Horatio практически помертветь к концу сериала. Ответственность просто задавила его.
Ну вот тут я не вполне согласна. Горацио иногда пытается решать за других, но уж за себя-то он всё решает сам. И то, что его заставили в сериале перешагнуть эту черту, действительно начать решать за других - это не в характере Горацио. Я думаю, он способен удержать баланс и сам, а если ему помогут - тем более.

2013-03-10 в 20:25 

Милый Солнечный Ёжик
Случай - псевдоним Бога, когда он не хочет подписываться
А помнишь, как он сказал инкассатору, которого подставила сестра: "О людях можно заботиться, но нельзя делать за них выбор"? Вполне возможно, что ты - права. Ты же знаешь, как у меня плохо с причинно-следственными. Почти также, как и с английским...:nope:

2013-03-10 в 20:40 

Tinka1976
Что-то с памятью моей стало - всё, что было не со мной, помню
"О людях можно заботиться, но нельзя делать за них выбор"
Вот-вот-вот. То есть ему порой хочется перейти грань и начать решать за других, потому что все остальные его попытки позаботиться проваливаются по вине самих опекаемых. Но он эту грань чувствует и не переходит.

     

Моя вселенная по CSI:Miami

главная